Бесплатная консультация профессионального автоюриста

Пинто форд


Ford Pinto - это... Что такое Ford Pinto?

Ford Pinto

Ford Pinto на Викискладе

Общие данные

Дизайн

Тип(ы) кузова: купе универсал хетчбэк и др.

Двигатели

1,6 л, 2,0 л и 2,3 л рядные, четырёхцилиндровые, 2,8 л V6

Характеристики

Массово-габаритные

Колёсная база: 2390 мм[1]
Масса: 914-1030 кг (1970 г.)

На рынке

Другое

Дизайнер: англ. Robert Eidschun (р. 1938)

Ford Pinto (русск. Форд Пинто) — субкомпактный легковой автомобиль, выпускавшийся компанией Ford Motor Company для покупателей в Северной Америке начиная с 11 сентября 1970 года по 1980 модельный год. Название Pinto означает пегую масть лошади. Первоначально предлагался в варианте двухдверного седана. В следующем году Форд предложил модели хэтчбэка "Runabout" и фургона, конкурировавшие на американском рынке с AMC Gremlin и Chevrolet Vega, также как и импортные машины Фольксвагена, Датсуна и Тойоты. Pinto был популярен, и к январю 1971 года было продано около 100 000 машин.[2] В течение его последнего модельного года Форд построил 68 179 машин.[3]

Вариант под новой торговой маркой, Mercury Bobcat стартовал в 197? г. в Канаде и с марта 1975 г. в США.[4] Pinto и ещё меньший, импортируемый Ford Fiesta были полностью заменены переднеприводным Ford Escort.

Репутация Pinto была сильно подпорчена спорами о безопасности конструкции его топливного бака. Отзыв произведённых машин изготовителем в 1978 г. и дальнейшие исследования показали, что по сравнению с другими машинами этого класса, безопасность автомобилей Pinto как минимум такая же или бо́льшая.[5]

История

Gremlin X 1971 г., Pinto Runabout 1972 г. и Vega GT 1973 г., фото 2010 г.

Сначала американские производители противопоставили импортным малолитражным автомобилям, таким как Volkswagen Beetle модельный ряд, включавший Ford Falcon, Chevrolet Corvair и Plymouth Valiant. Эти машины оснащались шестицилиндровыми двигателями и, фактически, составляли самостоятельный класс автомобилей. На возрастание в 1960-е гг. спроса на импортные японские малолитражки Тойоты и Датсуна североамериканское отделение Форда Ford North America отреагировало выпуском Ford Cortina, разработки своего европейского филиала Ford of Europe. Вскоре американские автопроизводители представили сверхкомпактные автомобили собственной разработки.

Pinto был представлен 11 сентября 1970. Днём ранее Pinto был представлен Chevrolet Vega, а первым на рынок вышел AMC Gremlin за шесть месяцев до этого. Как Pinto, так и Vega были новыми, но Pinto использовал отработанные на европейском рынке трансмиссии European Ford Escort, в то время как установленный на Vega новаторский алюминиевый двигатель доставил немало проблем. Gremlin был спроектирован вокруг шестицилиндрового двигателя, и, чтобы обеспечить небольшую длину, в нём использовался существенно укороченный в кормовой части кузов автомобиля компакт-класса AMC Hornet.

Конструкция

Классический жёлтый Ford Pinto

Главный исполнительный директор Форда Лидо Энтони «Ли» Якокка желал, чтобы модель 1971 г. весила менее 2 000 фунтов (907 кг) и стоила менее 2 000 долларов.[6] Команде дизайнеров Форда было поручено разработать внешний вид и интерьер Pinto с нуля вместо использования решений European Ford Escort. В конечном счёте был выбран проект темы внешнего вида разработанный Робертом Эйдскуном (Robert Eidschun) во всей его полноте. Глиняные модели Pinto были закончены в декабре 1968 г., после чего Эйдскун оставил фирму Форд и перешёл в Крайслер на должность руководителя проектной студии.

Решение Ford North America создать автомобиль с нуля вместо того чтобы объединить в проекте ресурсы международной корпорации, было подобно тому, как GM создавала Chevrolet Vega, предпочитая не использовать признанный Vauxhall Viva/Opel Kadett, продававшийся в то время дилерской сетью GM в Канаде и дилерами Buick в США с 1967 г. Проектировщики, работавшие над продуктами, предназначавшимися для Северной Америки, имели бо́льшую свободу в выборе внешних габаритов и размеров двигателей относительно своих японских коллег, которым эти параметры предписывались японскими правительственными постановлениями. Для детройтских производителей было типично создавать продукцию, перспективы импорта которой соперничали с улучшениями, диктуемыми рынком.

В то время как ранее представленный Ford Maverick предлагался как с рядным 6-цилиндровым двигателем, так и с двигателем V8 и двумя сиденьями диванного типа, Pinto предлагался с рядным 4-цилиндровым двигателем и отдельными сиденьями, больше для соответствия импортным малогабаритным машинам, таким как Volkswagen Beetle, поставлявшийся с 1949 г., Toyota Corolla, представленная в Северной Америке в марте 1968 г., и недавно представленный Datsun 1200, который появился на рынке в 1970 г.

По сравнению с импортными аналогами посадка была слишком низкой. Стиль был отчасти похож на более крупный Ford Maverick решением решётки радиатора и задней оптики, но c более стремительным силуэтом.

Производство

Ford Pinto 1972 г.

Ford представил Pinto с рекламным слоганом Маленькая беззаботная машина, и произвёл первую розничную поставку в Северной Америке Чарльзу Дж. Пинто (Charles J. Pinto) из Пинто, штат Мэриленд, за рекордные 25 месяцев от концепта до серии. Поставками Pinto, согласно Cumberland Times-News от 13 сентября 1970, руководил Артур Коуэлл (Arthur Kowell), президент Kowell Ford Inc.

Pinto был представлен как двухдверный седан после того как при проектировании альтернативных вариантов кузова возникли трудности.[7] Первоначальная цена Pinto начального уровня составляла примерно $1850, что делало Pinto самым дешёвым автомобилем Ford со времён "Six" 1958 г., подрывая позиции Chevrolet Vega GM и непосредственно нацеливаясь на позиции импортируемых моделей, которые продолжали прибавлять конкурентов, таких как Mazda 1200 в 1971 г., Subaru DL в 1972 г. и Honda Civic в 1973 г.[8]

Ford Pinto 1980 г. хэтчбэк (цвет - "апельсиновый сироп")

Pinto производились в St. Thomas, провинция Онтарио, Канада; Edison, штат Нью-Джерси; и Richmond, штат Калифорния.[9] Позднее Pinto могли быть дополнены меньшим переднеприводным Ford Fiesta германского производства и формально были заменены Escort в 1981 модельном году.

Хэтчбэк Ford Pinto Runabout Хэтчбэк Ford Pinto Runabout вид сзади-слева Хэтчбэк Ford Pinto Runabout вид сзади

Производство хэтчбэка началось 20 февраля 1971, после дебюта на Чикагском автосалоне.[7] Runabout поступил в продажу через пять дней, по цене $2,062.[7] Хэтчбэк отличался открытыми хромированными петлями откидной дверцы багажника, пневмоцилиндрами, облегчающими открывание дверцы багажника, задним окном примерно такого же размера, как и у седана, пятью продольными декоративными хромированными полосами на крыше и откидывающимися назад сиденьями - особенность, одновременно ставшая опциональной у седана. Хэтчбэк совпадал с седаном по всем остальным измерениям, объём его багажника составлял 1,08 м³.[7] К 1972 г., площадь остекления откидной дверцы багажника увеличилась до размеров самой дверцы, в конечном счёте дверца багажника стала цельностеклянной.

Pinto универсал

24 февраля 1972 г.,[7] был представлен Pinto универсал общей длиной 4390 мм и объёмом багажника 1,71 м³.[7] Для универсала опционально предлагались поворотные задние боковые окна, в стандартную комплектацию входили 2,0-литровый двигатель и тормоза передних колёс.

Ford Pinto Cruising Wagon выпускался в 1977–1980 гг. и походил по стилю на минивэн или автофургон, на нём устанавливались круглые боковые задние окна (иллюминаторы) англ. "bubble windows". Фургон Pinto Squire отличался боковыми панелями отделанными искусственным деревом, подобно Ford Country Squire. Форд предлагал съёмные багажники на крышу, но не багажники заводской установки как на Cosworth Vega или 304 V8 Gremlin X.

Компоновка автомобиля была традиционная, с монококовой конструкцией кузова, продольно расположенный двигатель размещался впереди и приводил в действие задние колёса через механическую или автоматическую коробки передач и задний мост. Подвеска передней оси автомобиля была переменной длины с качающимися полуосями и цилиндрическими пружинами, а задней оси - зависимая, подвешенная на листовых рессорах. Рулевое управление с реечной передачей, также как и тормоза, имело опцию с усилителем.

Двигатели

За исключением 1973 и 1980 годов, для Pinto было доступно два силовых агрегата. Первый был всегда мал, имел низкую мощность и являлся стандартным для авто. Второй был больше, мощнее и ставился на более дорогую модель. Первые пять лет выпуска, предлагались только рядные 4-х цилиндровые двигатели. У двигателей, ставших доступными позднее, компанией Форд ежегодно менялась мощность.[10]

Особо следует отметить введение в 1974 году 2,3-литрового рядного четырёхцилиндрового двигателя с распредвалом в головке цилиндров. В дальнейшем этот двигатель обновлялся, и изменялся несколько раз, оставаясь в производстве до 1997 года. Среди других автомобилей Ford, вариант этого двигателя с турбонаддувом позже ставился на Thunderbird Turbo Coupe, Mustang SVO и европейский Merkur XR4Ti.[10]

Первоначально Пинто поставлялись с английским (1600 см³) и немецким (2000 см³) двигателями, с улучшенной производительностью. Двухлитровый двигатель использовал двухканальный карбюратор, где только один из каналов превышал по размеру использовавшийся на Maverick. Лёгкий (чуть более 910 кг) и с распредвалом в головке цилиндров двигатель за 10,8 с разгонял машину с 0 до 60 км/ч (миль/ч?). С появлением требований к выбросам, Ford перешёл на использование своих двигателей с использованием новых или измененных конструкций. Установка ударопоглощающих бамперов в соответствии с новым законодательством о безопасности и других деталей увеличили вес машины, ухудшая характеристики.

В 1972 году был изменён метод, используемый для измерения лошадиных сил, использующий таблицу значений мощности двигателя, передаваемой на задние колёса, а не большое число результатов, полученных на непривязанном приводе на испытательном стенде. В результате использования упомянутого метода, 75 л.с. (56 kW) заявленной мощности двигателя Pinto объёмом 1,6 л (98 дюймов³) упали до 54 л.с. (40 кВт) в 1972 г., в то время как для двигателя большего объёма, 2,0 л (120 дюймов³), — до 100 л.с. (75 кВт) в 1971 г. и 86 л.с. (64 kW) в 1972 г.[11]

1971
  • 1,6 л. (98 CID) Kent OHV I4 — 75 л.с. (56 кВт) и 130 Н·м
  • 2,0 л. (122 CID) EAO SOHC I4 — 100 л.с. (75 кВт)
1972
  • 1,6 л. Kent — 54 л.с. (40 кВт)
  • 2,0 л. EAO — 86 л.с. (64 кВт)
1973
  • 2,0 л. EAO — 86 л.с. (64 кВт)
1974
  • 2,0 л. EAO — 86 л.с. (64 кВт)
  • 2,3 л. (140 CID) OHC — 90 л.с. (67 кВт)
1975
  • 2,3 л. OHC — 83 л.с. (62 кВт)
  • 2,8 л. (170 CID) Cologne V6 — 97 л.с. (72 кВт)
1976
  • 2,3 л. OHC — 92 л.с. (69 кВт) и 164 Н·м
  • 2,8 л. Cologne — 103 л.с. (77 кВт) и 202 Н·м
1977
  • 2,3 л. OHC — 89 л.с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л. Cologne — 93 л.с. (69 кВт) и 190 Н·м
1978
  • 2,3 л. OHC — 88 л.с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л. Cologne — 90 л.с. (67 кВт) и 194 Н·м
1979
  • 2,3 л. OHC — 88 л.с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л. Cologne — 102 л.с. (76 кВт) и 187 Н·м
1980
  • 2,3 л. OHC — 88 л.с. (66 кВт) и 161 Н·м

Отзывы и критика

Журнал Road & Track назвал ошибочной конструкцию подвески и обычные барабанные тормоза, назвав последние "значительным недостатком", но похвалил испытанный 1,6-литровый двигатель Kent, взятый от европейских фордов. Более крупный рядный четырёхцилиндровый двигатель GM 2300, на котором основывалась концепция Chevrolet Vega был передовым, создавал новый фирменный дизайн, использующий блок цилиндров из алюминиевого сплава и стальные головки цилиндров, но требовал больше опытно-конструкторских работ, чем первоначально было затрачено. Consumer Reports оценил Pinto 1971 г. ниже Vega, но выше Gremlin.

В 2004 г., журнал Forbes поместил Pinto в свой список Самых худших машин всех времён.[12]

Основываясь на приписываемых Pinto's технических проблемах и неудовлетворительной безопасности, журнал Time и Дэн Нейл указали Pinto в своём списке 2008 г. Пятидесяти самых худших машин всех времён.[13]

В 2009 г., BusinessWeek поместил Pinto в свой список Самых уродливых машин за последние 50 лет.[14]

Дискуссия вокруг топливного бака

После сделанных в 1977 г. заявлений, что конструкция кузова Pinto допускает поломку заправочной горловины топливного бака[7] и при ударе в заднюю часть кузова в исключительных случаях топливный бак может быть пробит[7], что приведёт к фатальному возгоранию из-за разлива топлива, вокруг Pinto развернулась дискуссия.

Доводы и иски

Доводы критиков заключались в том, что у автомобиля недостаточна прочность силовых элементов между задней кузовной панелью и топливным баком, и при ударе сзади топливный бак может быть протолкнут вперёд и пробит выступающими болтами дифференциала[15] — что делает автомобиль менее безопасным по сравнению с конкурентами.

Согласно статье журнала Mother Jones 1977 г., фирма Ford, якобы, будучи осведомлена об этом пороке конструкции, отказалась оплачивать перепроектирование, и решила, что будет дешевле оплачивать возможные иски за смерти, вызванные этим изъяном. Журнал заполучил анализ по критерию стоимость-эффективность, из которого следовало, что фирма Ford сравнивала стоимость ремонта 11 долларов и денежной коменсации за человеческую жизнь — что стало известно как Меморандум Ford Pinto.[13][16][17]

Пример заднего столкновения Pinto, который привёл к иску — катастрофа 1972 г., в которой погибла Лили Грэй (Lilly Gray) и получил тяжёлые ожоги 13-летний Ричард Гримшоу (Richard Grimshaw). Катастрофа привела к судебному прецеденту Гримшоу против компании Ford Motor,[18] в котором Апелляционный суд штата Калифорния четвёртого Аппеляционного округа поддержал требование о возмещении ущерба в размере 2,5 миллионов долларов и штрафные выплаты в размере 3,5 миллионов долларов против компании Ford, частично потому, что Ford знала об этом конструктивном дефекте до начала производства, но решила не менять конструкцию.

Отзы́в

Национальное управление безопасностью движения на трассах (NHTSA) оказало давление на Ford, чтобы фирма отозвала Pinto, мотивируя это протестами общественности и давлением таких групп, как Центр безопасности автомобилей Ральфа Нейдера (Ralph Nader). Сначала NHTSA не ощущало наличия существенных доказательств необходимости отзы́ва по причине инцидентов с возгораниями. 27 случаев гибели людей, приписываемых возгораниям Pinto, совпадает с количеством смертельных случаев, приписываемых проблемам с трансмиссией Pinto, которые привели в общей сложности к 180 смертельным случаям на машинах марки Ford, и в 1974 г. NHTSA постановило, что у Pinto нет недостатков, требующих отзы́ва.[19]

В 1978 г., фирма Ford инициировала отзы́в автомобилей Pinto для установки дилерами пластиковых защитных экранов: одного — между топливным баком и болтами дифференциала, другого — для предотвращения контакта между правым задним амортизатором и новой горловиной топливного бака, которая была глубже утоплена в бак и была более устойчива к излому при наезде сзади.[7][20]

Статья Шварца

В статье 1991 г. The Myth of the Ford Pinto Case, для журнала Rutgers Law Review, Гэри Т. Шварц (Gary T. Schwartz)[5] утверждал, что факты против Pinto не ясны.[21][22]

В соответствии с его исследованиями, число погибших при возгораниях Pinto в результате наезда сзади было значительно выше сотен, упоминавшихся в тогдашних новостных репортажах и ближе к 27 случаям, занесённым в ограниченную базу данных NHTSA. Исходя из объёмов производства Pinto (было выпущено свыше 2 миллионов), это не является худшим показателем по сравнению с типичными показателями для того времени. Шварц утверждал, что машина была предрасположена к возгоранию не более других автомобилей того времени, что её коэффициенты смертности были ниже, чем сопоставимые параметры импортируемых автомобилей и что предполагаемый как явная улика документ, который истцы привели в качестве примера, демонстрирующего бессердечие фирмы Ford при проектировании Pinto, фактически являлся документом основанным на обязательных постановлениях Национального управления безопасностью движения на трассах о стоимости человеческой жизни — а не документом, содержащим оценку возможной ответственности фирмы Ford за гражданское правонарушение.

Исследование Шварца заявляло:

  • Меморандум Ford Pinto не использовался и не обсуждался внутри фирмы Ford, а прилагался к письму о предлагаемых правилах, отправленному в NHTSA. Когда истцы пытались использовать меморандум в качестве основания требований штрафных выплат, судья, участвующий в рассмотрении дела, постановил, что он не может быть допущен к рассмотрению в подобном качестве (p. 1021, Исследование Шварца).
  • Расположение топливного бака Pinto перед осью, рассматривающееся, якобы, как его конструктивный недостаток, было "в те времена обычным явлением в американских машинах" (p. 1027).
  • Прецедент Апелляционного суда штата Калифорния в те времена не только терпимо относился к пренебрежению безопасностью ради удешевления со стороны производителей, по даже, по всей вероятности, поощрял производителей рассматривать возможность подобной экономии (p. 1037).

Галерея

Ford Pinto 1974 г.  

Ford Pinto  

Ford Pinto 1975 г. хэтчбэк  

Ford Pinto 1979 г.  

Ford Pinto, переделанный в пикап  

Ford Pinto, переделанный в пикап  

Pinto Pangra  

Mercury Bobcat  

Сноски

  1. ↑ Carfolio 1970 Pinto. Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  2. ↑ How Stuff Works Pinto. Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  3. ↑ building just 68,179 Pintos that year.
  4. ↑ Mays, James C. Ford and Canada: 100 Years Together (Montréal: Syam Publishing, 2003), p.116.
  5. ↑ 1 2 http://www.pointoflaw.com/articles/The_Myth_of_the_Ford_Pinto_Case.pdfPDF (3.94 MB)
  6. ↑ [1](недоступная ссылка)
  7. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Birth of the Ford Pinto. Howstuffworks.com. Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  8. ↑ (1970-08-26) «Quart in a Pinto». The Motor (magazine) 3558: pages 26–27.
  9. ↑ Smith, Charles. Lofty ambition / Developer revs up former Ford factory in Richmond for real live-work spaces, The San Francisco Chronicle (March 25, 2006).
  10. ↑ 1 2 Gunnell, John A. and Lenzke, James T. Standard Catalog of Ford Cars, 1903-1990. — Krause Publications, 1995. — ISBN 0-87341-140-4
  11. ↑ HowStuffWorks "The Birth of the Ford Pinto". Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  12. ↑ The worst cars of all time. Forbes, Dan Lienert 1/27/2004. Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  13. ↑ 1 2 1971 Ford Pinto - The 50 Worst Cars of All Time, Time (September 7, 2007).
  14. ↑ Ugliest Cars of the Past 50 Years. Business Week, Damian Joseph, October 30, 2009. Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  15. ↑ The Ford Pinto Case. — State University of New York Press, Douglas Birsch and John Fielder, 1994, page 3.
  16. ↑ Mark Dowie Pinto Madness. Mother Jones, (September/October, 1977). Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  17. ↑ "Fatalities Associated With Crash Induced Fuel Leakage and Fires," by E.S. Grush and C.S. Saundy, Environmental and Safety Engineering.
  18. ↑ Grimshaw v. Ford Motor Co.. Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  19. ↑ Pinto "Madness," a Flawed Landmark Narrative: An Organizational and Network Analysis, M T Lee and M D Ermann, Social Problems, Vol 46, No 1 Feb 1999
  20. ↑ NHTSA Recalls for the 1975 Ford Pinto. Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  21. ↑ At the Toyota Hearing, Remembering the Pinto. The New York Times, JIM MOTAVALLI, Feb 25, 2010. Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.
  22. ↑ Cursed Cars: The Ford Pinto. Minneapolis Cars Examiner, Examiner.com, October 29th, Nathan Hook. Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012.

dic.academic.ru

Ford Pinto

Ford Pinto – эта компактная модель производилась американским концерном с 1970 по 1980 год. Едва ли в истории компании Ford есть автомобиль, который бы оказался настолько успешным в продажах и так испортил репутацию фирмы.

Технические характеристики Ford Pinto 1970-1980 год

Основные данные
Производитель Ford Motor Company
Годы производства 1970-1980 год
Класс Субкомпактный
Тип кузова 2‑дв. купе (4‑мест.)2‑дв. универсал (4‑мест.)3‑дв. хэтчбек (4‑мест.)2‑дв. фургон (2‑мест.)
Компоновка переднемоторнаязаднеприводная
Массово-габаритные
Длинна 4100 мм
Ширина 1760 мм
Высота 1300 мм
Колесная база 2390 мм
Снаряженная масса 914-1030 кг
Характеристики
Двигатель 1.6L Кент I42.0L ЕАО I42.3L OHC I4

2.8L Кельн V6

Трансмиссия 4-ст. механическая3-ст. автоматическая

История

На создание этого автомобиля руководство компании подтолкнул топливный кризис, который тут же отразился на «Мускул карах» и подобных автомобилях, оснащенных мощными и прожорливыми силовыми агрегатами. Кроме того, в те годы США начал заполнять поток малолитражных моделей из Европы и Японии. Такие машины были достаточно комфортными и очень экономичными, что оказалось чрезвычайно актуальным.

Руководство Ford решило начать разработку подобных автомобилей, чему способствовало и наличие европейских филиалов корпорации, которые имели большой опыт в этом отношении. Сначала была сделана ставка на популярную в Старом Свете модель Ford Cortina, которая активно раскупалась в Великобритании. Но в США она коммерческого успеха не добилась, после чего было решено создавать автомобиль с нуля, учитывая особенности американского автомобильного рынка и достижения европейского подразделения.

В итоге из цехов вышел Ford Pinto, презентация которого состоялась 11 сентября 1970 года. А его стоимость в 1 850 $ была самой низкой в линейке моделей Форда, приближаясь к цене на японских и европейских конкурентов.

Особенности

Главное отличие от европейских моделей состояло в предназначении машины. Автомобили Европы создавались как семейные, а Ford Pinto изначально был разработан как молодежный. И представлял он собой уменьшенный вариант тех же «Мускул каров», имея во внешности черты, сходные с ними.

Экстерьер

Внешность Ford Pinto была достаточно простой, но не лишенной стиля и агрессии. Круглые фары головной оптики, впоследствии замененные на прямоугольные, располагались по бокам от длинной радиаторной решетки. У авто был длинный капот и такие же крылья, с объемными колесными арками, а хромированный передний бампер оснащался фирменными «клыками».

В профиль Ford Pinto были заметны длинные двери с блестящими молдингами по периметру стекол, а также хромированными накладками на самих дверях, залезающими на крылья. Задняя часть хэтчбека выделялась огромным задним стеклом, занимающим большую часть двери, с такой же блестящей окантовкой. Задний бампер сверкал хромом, равно, как и отделка фонарей.

Кузов хэтчбек позволял получить объем багажного отсека более чем в 1 м³. А в 1972 году компания представила Ford Pinto универсал.

Двигатели

Всего было доступно 4 силовых агрегата – на 1,6, 2,0, 2,3 и 2,8 литра. Но они никогда не продавались одновременно – максимум 2. Кроме того, каждый год в их конструкцию вносились изменения, что корректировало мощность. А еще в 1972 году был изменен принцип расчета мощности – с этого года она проводилась с учетом всего навесного оборудования моторов, что резко снизило показатели. Причем подобные изменения вносились и в дальнейшем, что привело к постоянному колебанию характеристик. Хотя стоит учитывать, что реальная отдача от моторов Ford Pinto почти не менялась.

1971 год

  • Kent OHV I4 1,6 литра – 75 л. с. и 130 Нм;
  • EAO SOHC I4 2,0 литра – 100 л. с.;

Фото: Ford Pinto в кузове универсал

1972 год

  • Kent OHV I4 1,6 литра – 54 л. с.;
  • EAO SOHC I4 2,0 литра – 86 л. с.

1973 год

  • EAO SOHC I4 2,0 литра – 86 л. с.

1974 год

  • EAO SOHC I4 2,0 литра – 86 л. с.;
  • OHC 2,3 литра – 90 л. с.

1975 год

  • OHC 2,3 литра – 83 л. с.;
  • Cologne V6 2,8 литра – 97 л. с.

Фото: Двигатель Ford Pinto

1976 год

  • OHC 2,3 литра – 92 л. с.;
  • Cologne V6 2,8 литра – 103 л. с.

1977 год

  • OHC 2,3 литра – 89 л. с.;
  • Cologne V6 2,8 литра – 93 л. с.

1978 год

  • OHC 2,3 литра – 88 л. с.;
  • Cologne V6 2,8 литра – 90 л. с.

1979 год

  • OHC 2,3 литра – 88 л. с.;
  • Cologne V6 2,8 литра – 102 л. с.

1980 год

Изначально динамические показатели были просто отличными – разгон до сотни с 2-литровым мотором занимал всего 10,8 сек. Этому способствовала и небольшая масса автомобиля. Причем сначала оба мотора были европейскими – 1,6-литровый агрегат поставлялся из Великобритании, тогда как 2-литровый – из Германии.

Но довольно скоро они были заменены на американские двигатели, что было обусловлено федеральными экологическими стандартами. Это, наряду с необходимостью установки новых бамперов, привело к заметному ухудшению динамических характеристик Ford Pinto.

КПП

Автомобиль комплектовался либо механической трансмиссией, либо «автоматом». Коробки были сделаны максимально легкими. Данный факт объяснялся требованием тогдашнего исполнительного директора, пост которого занимал Ли Якокка. Согласно его инструкциям, вес автомобиля не должен был превышать 1 000 кг, а стоимость – 2 000 $. Это во многом ограничивало инженеров.

Шасси

Конструкция ходовой части была достаточно прогрессивной. Машина располагала задним приводом, а также зависимой задней подвеской с листовыми рессорами и неразрезной балкой. Передняя ось же была независимой и комплектовалась цилиндрическими пружинами. Кроме того, все колеса оснащались дисковыми тормозами, рулевое управление с самого начала было реечного типа, а с 1977 года Ford Pinto обзавелся усилителем руля.

Фото: Интерьер Ford Pinto (1973 год)

Интерьер

В целом салон Ford Pinto оказался достаточно простым. Перед водителем размещалось небольшое рулевое колесо, за которым виднелась приборная панель с расчерченными спидометром и тахометром. Все остальные переключатели находись на центральной консоли. Это дополнялось неплохой обзорностью и удобными креслами.

Скандал и иски

Все началось из-за конструкции Ford Pinto – неправильного расположения топливного бака, который мог взорваться из-за удара сзади, что иногда и происходило. В сторону компании выдвигались иски, а еще Форд был вынужден отозвать партию автомобилей в целях установки защитных экранов из пластика, предотвращающих пробитие бака болтами дифференциала. Впрочем, многие исследователи оспаривают это, утверждая, что по статистике безопасность автомобиля была даже выше, чем у конкурентов, а подобное расположение бака встречалось у многих моделей тех лет.

ru.carshistory.org

Ford Pinto

The Ford Pinto is a front-engine, rear-drive subcompact car manufactured and marketed by Ford Motor Company for model years 1971–1980. The first subcompact developed by Ford in North America, the Pinto was marketed in two-door coupe (1971–1972) three-door hatchback (1971–1980) and three-door station wagon (1972–1980) body styles, and was the first mass-produced American car with rack and pinion steering.

Beginning in 1977, controversy arose surrounding the Pinto's fuel tank design, which was linked with an increased risk of deadly fires after rear end collisions. The issue gained media attention after it became public that Ford knew about but did not fix the issue. The National Highway Traffic Safety Administration ultimately ordered a recall, and a design modification was made to reduce the risk of fire. A number of lawsuits were brought against Ford. A subsequent analysis of the Pinto's overall safety indicated its safety was comparable to other cars of its class. The Pinto has been cited widely as a business ethics as well as tort reform case study.

Ford's Lincoln-Mercury division marketed a rebadged variant of the Pinto as the Mercury Bobcat for model years 1975–1980 (1974–1980 in Canada).[5] With model year 1980, the Pinto was followed by the front-drive Ford Escort.

With over 3 million produced during its 10-year production, the Pinto (and Bobcat) were manufactured at Edison Assembly, St.Thomas Assembly, and San Jose Assembly.[6]

The Pinto is named after the horse or pony bearing distinctive white and solid color patches.

Background

First-generation American sub compacts, left to right: AMC Gremlin, Ford Pinto, Chevrolet Vega

American automakers had first countered imports such as the Volkswagen Beetle with compact cars including the Ford Falcon, Chevrolet Corvair and Plymouth Valiant, although these cars featured six-cylinder engines and comprised a larger vehicle class. As the popularity of smaller Japanese imports from Toyota and Datsun increased throughout the 1960s, Ford North America responded by introducing the Ford Cortina from its European arm Ford of Europe as a captive import. American automakers would soon introduce their own subcompacts.

The Pinto was introduced on September 11, 1970. The AMC Gremlin was the first to arrive on the market six months before the Pinto, and the Chevrolet Vega was introduced the day before the Pinto. Both the Pinto and the Vega were completely new, with the Pinto utilizing power trains already in use across Europe in the European market spec European Ford Escort, while Chevrolet introduced an innovative aluminum engine for the Vega in its base trim. The Gremlin, AMC's competitor in the segment, stood out as it was designed around large six and eight-cylinder engines, and was created by a shortened chassis derived from the compact-class AMC Hornet's underpinnings. Ford chairman Henry Ford II himself had a 1971 Runabout (hatchback) model as one of his personal cars.[7]

Product development

Initial planning for the Pinto began in the summer of 1967; was recommended by Ford's Product Planning Committee in December 1968; and approved by Ford's Board of Directors in January 1969.[8] Ford President Lee Iacocca wanted a 1971 model that weighed less than 2,000 pounds and that would be priced at less than $2,000. The Pinto product development, from conception through delivery, was completed in 25 months, when the automotive industry average was 43 months; the Pinto project was the shortest production planning schedule in automotive history up to that time. Some development processes usually conducted sequentially were conducted in parallel. Machine tooling overlapped with product development, which froze the basic design. Decisions which threatened the schedule were discouraged.[9][10][11] The attitude of Ford management was to develop the Pinto as quickly as possible.[12] Iacocca ordered a rush project to build the car, and the Pinto became known internally as "Lee's car."[13] The Pinto's bodywork was styled by Robert Eidschun.[1]

Offered with an inline-4 engine and bucket seats the Pinto's mechanical design was conventional, with unibody construction, a longitudinally mounted engine in front driving the rear wheels through either a manual or automatic transmission and live axle rear end. Suspension was by unequal-length control arms with front coil springs; the live rear axle was suspended on leaf springs. The rack and pinion steering had optional power assist, as did the brakes.[14]

Production history

On September 11, 1970, Ford introduced the Pinto under the tagline The Little Carefree Car.[15]

After structural design on alternate body styles encountered obstacles,[16] Ford offered the Pinto solely as a two-door sedan, with entry level models priced at $1850, undercutting GM's Chevrolet Vega and directly targeting imported models — which included such new competitors as the Mazda 1200 in 1971, the Subaru DL in 1972, and the Honda Civic in 1973.[17]

By January 1971, the Pinto had sold over 100,000 units [18] and 352,402 for the entire 1971 production run. 1974 saw the most Pintos produced in a single model year with 544,209 units.[19]

1971–1973

1973 Pinto Runabout, noting view of rear hatch

The Ford Pinto went on sale on September 11, 1970 in one bodystyle, a fastback sedan with trunk and metal trunklid. A hatchback became available on February 20, 1971, debuting at the Chicago Auto Show.[16] In 1971, the Pinto brochure came with a paper cutout Pinto that one could fold to make a 3D model.[2] Marketed as the Runabout, the hatchback went on sale five days later, priced at $2,062.[16] The hatch itself featured exposed chrome hinges for the liftgate and five decorative chrome strips, pneumatic struts to assist in opening the hatch, a rear window approximately as large as the sedan's, and a fold down seat — a feature which became simultaneously an option on the sedan. The hatchback model matched the sedan in all other dimensions and offered 38.1 cubic feet (1.08 m3) of cargo space with its seat folded.[16] By 1972, Ford redesigned the hatch itself, with the glass portion of the hatch enlarged to almost the entire size of the hatch itself, ultimately to be replaced with a rear hatch that was entirely glass.

On October 30, 1970, less than two months after introduction, 26,000 Pintos were recalled to address a possible problem with the accelerator sticking on once engaged at more than halfway.[20][21][22] On March 29, 1971, Ford recalled 220,000 Pintos, all Pintos manufactured prior to March 19, 1971, to address a possible problem with fuel vapors in the engine air filter igniting by a backfire through the carburetor.[23][24][25]

On February 24, 1972,[16] the Pinto station wagon debuted with an overall length of 172.7 in (4,390 mm) and 60.5 cubic feet (1.71 m3) of cargo volume.[16] The first 2-door Ford station wagon since 1961, the Pinto wagon was equipped with flip-open rear quarter windows. Along with front disc brakes, the 2.0L engine was standard equipment. A Pinto Squire wagon featured faux wood side paneling similar to the full-size Country Squire.

1974–1978

1977 Ford Pinto Cruising Wagon

In 1974, to meet federal regulations, 5 mph bumpers were added to both the front and rear. Unlike the majority of 1970s cars, the addition of larger bumpers to the Pinto would not necessitate major changes to the bodywork. While the underpowered Kent engine was dropped, the optional OHC engine was expanded to 2.3L. In various forms, this engine would go on to power a variety of Ford vehicles for 23 years. In 1974, Mercury began selling the Bobcat as a Canada-only model. With 544,209 units sold, 1974 would be the most popular model year for the Pinto.[19]

In 1975, in a move to better compete with the AMC Gremlin, Ford introduced the 2.8L V6; while far less powerful than the Gremlin, the V6 gave the Pinto a feature unavailable in the Chevrolet Vega. Sales of the Mercury Bobcat are expanded to Lincoln-Mercury dealers in the United States; it is sold as a hatchback and wagon.

For the 1977 model year, Pinto wagons received a new option package. Dubbed the Pinto Cruising Wagon, it was the sedan delivery version of the Pinto styled to resemble a small conversion van, complete with round side panel "bubble windows".

Other appearance packages offered by Ford were similar to the Cosworth Vega and the 304 V8 Gremlin X; these were strictly appearance upgrades, not a factory performance package.

In 1978, the Pinto became the second-smallest Ford sold in the U.S., as the company introduced the Fiesta. Nearly two feet shorter than the Pinto, the German-designed Fiesta was the first front-wheel drive car sold by Ford in the USA.

Mercury Bobcat (1974–1980)

Mercury Bobcat

Lincoln-Mercury dealers marketed a rebadged variant of the Pinto, as the Mercury Bobcat, beginning with model year 1974 in Canada and 1975 in the United States. The Bobcat was marketed as a hatchback and as a station wagon, under the Villager nameplate, and both featured a modified grille. The hatchback featured modified tail lights. In total, 224,026 Bobcats were produced from 1975 to 1980.[26]

1979–1980

1979–1980 Ford Pinto coupe

For the 1979 model year, the Pinto saw its first significant styling update. Taking on square headlights, the Pinto shed its styling borrowed from the Maverick. Wearing larger taillights, the Pinto now wore a square, sloping grille.

1980 marked the end of the Pinto's production run. For 1980, the V6 engine was discontinued, leaving the 2.3L as the sole engine.[27][28]

Production figures calendar year units 1971 352,402 1972 480,405 1973 484,512 1974 544,209 1975 223,763 1976 290,132 1977 225,097 1978 188,899 1979 199,018 1980 185,054 total production = 3,173,491

Powertrain

Except for 1980, the Pinto was available with a choice of two engines. For the first five years of production, only four-cylinder inline engines were offered. Ford changed the power ratings almost every year.[29]

Of particular note is the introduction in 1974 of the 2.3 litres (140 cu in) OHC I4 engine. This engine would be updated and modified several times, allowing it to remain in production into 1997. Among other Ford vehicles, a turbocharged version of this engine would later power the performance based Thunderbird Turbo Coupe, Mustang SVO, and the European-built Merkur XR4Ti.[29]

Initial Pinto deliveries in the early years used the English (1,600 cc (98 cu in)) and German (2,000 cc (120 cu in)) engines tuned for performance (see below). The 2,000 cc engine used a two barrel carburetor where just one bore was bigger than that used on the Maverick. With the low weight (not much above 2,000 lb (910 kg)) and the SOHC engine it rated a 10.8 second 0–60 time. With the advent of emission control requirements, Ford moved from the European sourced to domestically sourced engines, using new or modified designs. New safety legislation impacted bumpers and other parts adding to the weight of the car, reducing performance.

Revised SAE standards in 1972 dropped the Pinto's 1.6 l (98 cu in) engine to 54 bhp (40 kW) — and the 2.0 l (120 cu in) engine to 86 hp (64 kW).[30]

Engine Name Years Available Displacement Horsepower† Torque† Inline-four engine V6 engine
Ford Kent I4 1971–1973 98 cu in (1.6 L)
  • 75 hp (56 kW; 76 PS) (1971)
  • 54 hp (40 kW; 55 PS) (1972–1973)
  • 96 lb·ft (130 N·m) (1971)
Ford EAO I4 1971–1974 122 cu in (2.0 L)
  • 100 hp (75 kW; 101 PS) (1971)
  • 86 hp (64 kW; 87 PS) (1972–1974)
Ford OHC I4 1974–1980 140 cu in (2.3 L)
  • 90 hp (67 kW; 91 PS) (1974)
  • 83 hp (62 kW; 84 PS) (1975)
  • 92 hp (69 kW; 93 PS) (1976)
  • 89 hp (66 kW; 90 PS) (1977)
  • 88 hp (66 kW; 89 PS) (1978–1980)
  • 121 lb·ft (164 N·m) (1976)
  • 120 lb·ft (160 N·m) (1977)
  • 118 lb·ft (160 N·m) (1978–1979)
  • 119 lb·ft (161 N·m) (1980)
Ford Cologne V6 1975–1979 170 cu in (2.8 L)
  • 97 hp (72 kW; 98 PS) (1975)
  • 103 hp (77 kW; 104 PS) (1976)
  • 93 hp (69 kW; 94 PS) (1977)
  • 90 hp (67 kW; 91 PS) (1978)
  • 102 hp (76 kW; 103 PS) (1979)
  • 149 lb·ft (202 N·m) (1976)
  • 140 lb·ft (190 N·m) (1977)
  • 143 lb·ft (194 N·m) (1978)
  • 138 lb·ft (187 N·m) (1979)
†Horsepower and torque ratings are net output after 1971 model year.

Reception and criticism

Road & Track faulted the suspension and standard drum brakes, calling the latter a "serious deficiency," but praised the proven 1.6 L Kent engine, adapted from European Fords. The larger 2300 inline-4 found in the Chevrolet Vega was an innovative, brand new design using an aluminum alloy block and iron head, but needed more development work as initially released. Super Stock Magazine found the fit and finish to be "superior" and were impressed with the car overall.[14] Car and Driver found the Pinto, when equipped with the larger 2.0L engine and front disc brakes, to be a nimble and powerful commuter car with good visibility and sports-car feel.[31] A review of the 1974 Pinto with an automatic transmission by Car and Driver was not as favorable noting significant decreases in mileage and acceleration.[32]

In 2004, Forbes included the Pinto among its fourteen Worst Cars of All Time, saying "When people talk about how bad American small cars created an opportunity for the Japanese to come in and clean house in the 1970s and '80s, they are referring to vehicles like this."[33] In 2008, Time magazine included the Pinto in The Fifty Worst Cars of All Time, citing the Pinto's "rather volatile nature. The car tended to erupt in flame in rear-end collisions."[34]

Motorsport

The Pinto was entered in the Trans Am Series during the 1971 and 1972 seasons.[35][36] In the 2.5 Challenge series a Pinto won at Mid-Ohio in 1971 [37] [38]

Fuel system fires, recalls, and litigation

The safety of the design of the Pinto's fuel system led to critical incidents and subsequently resulted in a recall, lawsuits, a criminal prosecution, and public controversy. The events surrounding the controversy have been described both as a "landmark narrative"[39] and mythical.[40] The Ford Pinto has been cited and debated in numerous business ethics[41][42] as well as tort reform[43][44] case studies.

The placement of the car's fuel tank was the result of both conservative industry practice of the time as well the uncertain regulatory environment during the development and early sales periods of the car. Ford was accused of knowing the car had an unsafe tank placement then forgoing design changes based on an internal cost benefit analysis. Two landmark legal cases, Grimshaw vs Ford and State of Indiana vs Ford resulted from fatal accidents involving Pintos.[45]

Scholarly work published in the decades after the Pinto's release have examined the cases and offered summations of the general understanding of the Pinto and the controversy regarding the car's safety performance and risk of fire. These works also reviewed misunderstandings related to the actual number of fire related deaths related to the fuel system design, "wild and unsupported claims asserted in Pinto Madness and elsewhere",[46] the facts of the related legal cases, Grimshaw vs Ford Motor Company and State of Indiana vs Ford Motor Company, the applicable safety standards at the time of design, and the nature of the NHTSA investigations and subsequent vehicle recalls.[47]

Fuel system design

The design of the Pinto fuel system was complicated by the uncertain regulatory environment during the development period. The first federal standard for automotive fuel system safety, passed in 1967, known as Section 301 in the Federal Motor Vehicle Safety Standards, initially only considered front impacts. In January 1969, 18 months into the Pinto's development cycle, the NHTSA proposed expanding the standard to cover rear-end collisions. The proposed standard was based on a 20 mph moving-barrier rear impact test. Ford publicly announced it supported the standard. In August 1970, the month the Pinto went into production, the NHTSA changed the proposal to a more stringent 20 mph fixed-barrier standard which car companies were to meet in 18 months. The fixed-barrier standard was seen by the auto industry as a significant increase in test severity. At the same time the NHTSA announced a long-term goal of setting a 30-mph fixed-barrier standard.[48][49] Due to the confusion related to the various proposed standards and an expectation that the NHTSA would not select the more stringent 30 mph fixed-barrier standard, Ford elected to voluntarily meet the 20 mph moving-barrier standard for all cars by 1973.[50][51] Ford and other automobile manufacturers objected to the more stringent fuel system safety standard and filed objections during the required comment periods of the proposed regulations.[52]

The Pinto's design positioned its fuel tank between the rear axle and the rear bumper, a standard practice in US subcompact cars at the time.[53] The Pinto's vulnerability to fuel leakage and fire in a rear-end collision was exacerbated by reduced rear "crush space", a lack of structural reinforcement in the rear, and an "essentially ornamental" rear bumper (though similar to other manufacturers).[54] Crash testing, conducted in 1970 with modified Ford Mavericks, as part of a response to NHTSA proposed regulations, demonstrated vulnerability at fairly low crash speeds. Design changes were made, but post launch tests showed similar results.[55] These tests were conducted to develop crash testing standards rather than specifically investigating fuel system integrity. Though Ford engineers were not pleased with the car's performance, no reports of the time indicate particular concern.[56] Ford also tested several different vehicle modifications which could improve rear impact performance.[57] However, the engineer's occupational caution and aversion to "unproven" solutions as well as a view that the crash test results were inconclusive resulted in the use of a conventional fuel tank design and placement.[58][59] The use of an above the axle tank location was considered safer by some (but not all) at Ford. This placement was not a viable option for the hatchback and station wagon body styles.[60]

Beginning in 1973, field reports of Ford Pintos consumed by fire after low-speed rear-end collisions were received by Ford's recall coordinator office.[61] Based on standard procedures used to evaluate field reports, Ford's internal recall evaluation group twice reviewed the field data and found no actionable issue.[62]

Cost-benefit analysis, the Pinto Memo

In 1973, Ford's Environmental and Safety Engineering division developed a cost-benefit analysis entitled Fatalities Associated with Crash Induced Fuel Leakage and Fires for submission to the NHTSA in support of Ford's objection to proposed stronger fuel system regulation.[63] The document became known as the "Pinto Memo". Cost-benefit analysis was one tool used in the evaluation of safety design decisions accepted by the industry and the NHTSA.[64] The analysis compared the cost of repairs to the societal costs for injuries and deaths related to fires in cases of vehicle roll overs for all cars sold in the US by all manufacturers. The values assigned to serious burn injuries and loss of life were based on values calculated by NHTSA in 1972.[65] In the memo Ford estimated the cost of fuel system modifications to reduce fire risks in roll over events to be $11 per car across 12.5 million cars and light trucks (all manufacturers), for a total of $137 million. The design changes were estimated to save 180 burn deaths and 180 serious injuries per year, a cost to society of $49.5 million. In August 1977, having been provided with a copy of the memo Grimshaw v. Ford Motor Co. plaintiffs before trial[66][67] Mark Dowie's investigative article, Pinto Madness published in Mother Jones emphasized the emotional aspects of the Grush-Saundy memo and implied Ford was callously trading lives for profits [68] (the article suggested 500–900 deaths[69]).

The public understanding of the cost benefit analysis has contributed to the mythology of the Ford Pinto case. Time magazine said the memo was one of the automotive industry's "most notorious paper trails."[34] A common misconception is that the document considered Ford's tort liability costs rather than the generalized cost to society and applied to the annual sales of all passenger cars, not just Ford vehicles. The general misunderstanding of the document as presented by Mother Jones gave it an operational significance it never had.[70][71]

NHTSA investigation

In April 1974, the Center for Auto Safety petitioned the National Highway Traffic Safety Administration (NHTSA) to recall Ford Pintos to address fuel system design defects after reports from attorneys of three deaths and four serious injuries in rear-end collisions at moderate speeds.[72][73] The NHTSA found there was not enough evidence to warrant a defect investigation.[72][74] In August 1977, Dowie's "Pinto Madness" article was published a series of accusations against Ford, the Pinto and the NHTSA. These included that Ford knew the Pinto was a "firetrap," and said that Ford did not implement design changes because Ford's cost-benefit analysis document showed that paying out millions in damages in lawsuits was more profitable than the design changes.[75] The day after the article's release consumer advocate Ralph Nader and the author of the Mother Jones article held a news conference in Washington DC on the alleged dangers of the Pinto's design.[76] On the same day Nader and The Center for Auto Safety re-submitted their petition to the NHTSA.[77]

UCLA law professor Gary T. Schwartz in a Rutgers Law Review article said the NHTSA investigation of the Pinto was in response to consumer complaints and noted the Mother Jones article included a clip out "coupon" that readers could mail to the NHTSA.[78] Lee and Ermann note that the Mother Jones labeling of the Pinto as a "firetrap" and accusations that the NHTSA was buckling to industry pressure as well as the public interest created by sensationalized new stories "forced a second Pinto investigation and guaranteed that the NHTSA would be under the microscope for its duration."[79]

On August 11, 1977, the day after the Nader and Mother Jones press conference, the NHTSA initiated an investigation.[80] On May 8, 1978, the NHTSA informed Ford of their determination that the Pinto fuel system was defective.[81] The NHTSA concluded:

1971–1976 Ford Pintos have experienced moderate speed, rear-end collisions that have resulted in fuel tank damage, fuel leakage, and fire occurrences that have resulted in fatalities and non-fatal burn injuries ... The fuel tank design and structural characteristics of the 1975–1976 Mercury Bobcat which render it identical to contemporary Pinto vehicles, also render it subject to like consequences in rear impact collisions.[82][83]

NHTSA scheduled a public hearing for June 1978, and NHTSA negotiated with Ford on the recall.[84]

Lee and Ermann noted that NHTSA used a worst case test to justify the recall of the Pinto, rather than the regular 1977 rear impact crash test. A large "bullet car" was used instead of a standard moving barrier. Weights were placed in the nose of the car to help it slide under the Pinto and maximize gas tank contact. The vehicle headlights were turned on to provide a possible ignition source. The fuel tank was completely filled with gasoline rather than partially filled with non-flammable Stoddard fluid as was the normal test procedure. In a later interview the NHTSA engineer was asked why the NHTSA forced a Pinto recall for failing a 35 mph test given that most small cars of the time would not have passed. "Just because your friends get away with shoplifting, doesn't mean you should get away with it too." [85][86]

The National Highway Traffic Safety Administration (NHTSA) ultimately directed Ford to recall the Pinto. Initially, the NHTSA did not feel there was sufficient evidence to demand a recall due to incidents of fire. The NHTSA investigation found that 27 deaths were found to have occurred between 1970 and mid-1977 in rear-impact crashes that resulted in fire. The NHTSA did not indicate if these impacts would have been survivable absent fire or if the impacts were more severe than even a state of the art (for 1977) fuel system could have withstood.[87] In their analysis of the social factors affecting the NHTSA's actions, Lee and Ermann note that 27 is the same number of deaths attributed to a Pinto transmission problem which contributed to collisions after the affected cars stalled.[88] They also note that the NHTSA had two primary incentives in proving a defect existed in the Pinto's fuel system design. The administration was pressured by safety advocates (Center for Auto Safety) as well as the public respose. It was also being forced into action due to the ways in which both the courts and executive branch were limiting the ability of the NHTSA to address systematic auto safety issues.[89]

Recall

Though Ford could have proceeded with the formal recall hearing, fearing additional damage to the company's public reputation the company agreed to a "voluntary recall" program.[90] On June 9, 1978, days before the NHTSA was to issue Ford a formal recall order, Ford recalled 1.5 million Ford Pintos and Mercury Bobcats, the largest recall in automotive history at the time.[91] Ford disagreed with the NHTSA finding of defect, and said the recall was to "end public concern that has resulted from criticism of the fuel systems in these vehicles."[92] The Ford recall place polyethylene shield between the tank and likely causes of puncture, lengthened the filler tube, and improved tank filler seal in the event of collision[93]

Legal cases

Approximately 117 lawsuits were brought against Ford in connection with rear-end accidents in the Pinto.[94] The two most significant cases were Grimshaw vs. Ford Motor Company and State of Indiana vs. Ford Motor Company.[95]

Grimshaw v. Ford Motor Co.

Grimshaw v. Ford Motor Co., decided in February 1978, is one of two important Pinto cases.[96] A 1972 Pinto driven by Lily Gray stalled in the center lane of a California freeway. The car was struck from behind by a vehicle initially traveling at 50 mph and impacted at an estimated between 30 and 50 mph resulting in a fuel tank fire.[97] Gray died at the time of the impact. The passenger, Richard Grimshaw, was seriously burned.[98][99] The plaintiff's bar collaborated with Mother Jones and The Center for Auto Safety to publicize damning information about Ford prior to trial.[66][100] The jury awarded $127.8 million in total damages; $125 million in punitive damages and $2,841,000 in compensatory damages to passenger Richard Grimshaw and $665,000 in compensatory damages to the family of the deceased driver, Lily Gray. The jury award was said to be the largest ever in US product liability and personal injury cases.[101] The jury award was the largest against an automaker at the time.[102] The judge reduced the jury's punitive damages award to $3.5 million, which he later said was "still larger than any other punitive damage award in the state by a factor of about five."[103] Ford subsequently decided to settle related cases out of court.[104]

Reaction to the Grimshaw was mixed. According to the Los Angeles Times in 2010, the award "signaled to the auto industry that it would be harshly sanctioned for ignoring known defects."[105] The case has been held up as an example of the disconnect between the use of corporate risk analysis and the tendency of juries to be offended by such analyses.[106] The case is also cited as an example of irrational punitive damage awards.[107] While supporting the finding of liability, Schwartz notes that the punitive damage award is hard to justify.[108][109]

State of Indiana vs. Ford Motor Company

On August 10, 1978 three teenage girls of the Urlich family of Osceola, Indiana were killed when the 1973 Pinto they were in was involved in a rear-end collision. The driver had stopped in the road to retrieve the car's gas cap which had been inadvertently left on the top of the car and subsequently fell onto the road. While stopped the Pinto was struck by a Chevrolet van.[110] Ford sent the Urlichs a recall notice for the Pinto in 1979. A grand jury indicted Ford on three counts of reckless homicide. Indiana v. Ford was a landmark in product liability law as the first time a corporation faced criminal charges for a defective product, and the first time a corporation was charged with murder.[111] If convicted, Ford faced a maximum fine of $30,000 under Indiana's 1978 reckless homicide statute.[112] Ford's legal defense was vastly more ambitious than the effort mounted in the Grimshaw case.[113] The effort was led by James F. Neal with a staff of 80 and a budget of about $1 million; the Elkhart County state's attorney had a budget of about $20,000 and volunteer law professors and law students.[114] A former head of the NHTSA, testifying on Ford's behalf, said the Pinto's design was no more or less safe than that of any other car in its class.[115] In 1980 Ford was found not guilty.[112] In 1980 a civil suit was settled for $7500 to each plaintiff.[116]

According to Automotive News in 2003, the indictment was a low point in Ford's reputation.[117] Some saw the suit as a landmark for taking a corporation to task for their actions while others saw the case as frivolous.[118][119] In 2002 Malcolm Wheeler, a lawyer working with the Ford defense team, noted that the case was a poor application of criminal law.[120] The case also impacted how Ford handled future product liability cases both legally and in the press.[121]

Subsequent analysis

The recall was included in Time magazine's 2009 top ten product recalls, Popular Mechanics magazine's 2010 five most notorious recalls of all time, and NBC News' 2013 twelve famous recalls.[122][123][124] Time said "The Ford Pinto was a famously bad automobile, but worse still might be Ford's handling of the safety concerns."[123] According to the Los Angeles Times in 2010, the award "signaled to the auto industry that it would be harshly sanctioned for ignoring known defects."[105]

Schwartz studied the fatality rates of the Pinto and several other small cars of the time period. He noted that fires, and rear-end fires in particular, are very small portion of overall auto fatalities. At the time only 1% of automobile crashes would result in fire and only 4% of fatal accidents involved fire, and only 15% of fatal fire crashes are the result of rear-end collisions.[125] When considering the overall safety of the Pinto, Schwartz notes that subcompact cars as a class have generally higher fatality risk. Pintos represented 1.9% of all cars on the road in the 1975–76 period. During that time the car represented 1.9% of all "fatal accidents accompanied by some fire." Implying the car was average for all cars and slightly above average for its class.[126] When all types of fatalities are considered the Pinto was approximately even with the AMC Gremlin, Chevrolet Vega, and Datsun 510. It was significantly better than the Datsun 1200/210, Toyota Corolla and VW Beetle.[125] The safety record of the car in terms of fire was average or slightly below average for compacts and all cars respectively. This was considered respectable for a subcompact car. Only when considering the narrow subset of rear-impact, fire fatalities is the car somewhat worse than the average for subcompact cars. While acknowledging this is an important legal point, Schwartz rejects the portrayal of the car as a firetrap.[127]

Gallery

  • 1972 Ford Pinto Wagon

  • 1976 Mercury Bobcat Villager

  • 1979 Pinto

  • 1979 Pinto Panel Wagon

See also

  • 60 Minutes: "Unintended acceleration"
  • AVE Mizar – A flying Pinto
  • Dateline NBC: "General Motors v. NBC"

Notes

  1. ^ a b Joseph, Damian (October 30, 2009). "Ugliest Cars of the Past 50 Years". Bloomberg Businessweek. Retrieved March 6, 2016. The Pinto doesn't seem so bad—that is, until you remember how sexy Fords from the 1960s were. The design devolved into hexagonal headlight housings, a grille that's only a few inches tall yet wide enough to become the car's focal point, and a rear end that apparently melted from the roof. 
  2. ^ a b c "Directory Index: Ford 1971 Pinto Brochure". Oldcarbrochures.com. Retrieved December 3, 2011. 
  3. ^ "Carfolio 1970 Pinto". 
  4. ^ "Ford Pinto". Automobile-catalog.com. 
  5. ^ Mays, James C. Ford and Canada: 100 Years Together (Montréal: Syam Publishing, 2003). p.116.
  6. ^ Smith, Charles (March 25, 2006). "Lofty ambition / Developer revs up former Ford factory in Richmond for real live-work spaces". The San Francisco Chronicle. 
  7. ^ Lewis, David L (2003). 100 Years of Ford. Lincolnwood, IL: Publications International Ltd. pp. 262–231. ISBN 0-7853-7988-6. 
  8. ^ Danley 2005: Initial planning on the Pinto, a second-generation subcompact, began in 1967 ... In January 1969, in a victory for Iaccoca, Ford's Board approved the recommendation of the Product Planning Committee (December 1968) to produce the Pinto.
  9. ^ Gioia 1992: The Pinto was brought from inception to production in the record time of approximately 25 months (compared to the industry average of 43 months), a time frame that suggested the necessity for doing things expediently. In addition to the time pressure, the engineering and development teams were required to adhere to the production "limits of 2000" for the diminutive car: it was not to exceed either $2000 in cost or 2000 pounds in weight. Any decisions that threatened these targets or the timing of the car's introduction were discouraged. Under normal conditions design, styling, product planning, engineering, etc., were completed prior to production tooling. Because of the foreshortened time frame, however, some of these usually sequential processes were executed in parallel. As a consequence, tooling was already well under way (thus "freezing" the basic design) ...
  10. ^ Helms, Marilyn M.; Hutchins, Betty A. (1992). "Poor quality products: Is their production unethical?". Management Decision. 30 (5): 35. doi:10.1108/00251749210015661. When a decision was made to produce the Pinto, it was given the shortest production planning schedule in history. Tooling went on at the same time as product development so, when testing revealed a serious defect with the gas tank, the $200 million Pinto tooling machines were almost completely built. The directive came from the top, President Lee Iacocca, who emphasized that the Pinto was not to weigh an ounce over 2,000lb and not cost a cent over $2,000 and that safety was not a priority, because "safety doesn't sell". 
  11. ^ Wojdyla 2011: The genesis of the Ford Pinto came sometime in 1968, when Ford's then-president Lee Iaccoca decided that his company would not sit idly by as new Japanese competitors dominated the small-car segment. He pushed the board to greenlight the Pinto program, and by August 1968 the program was underway. It would have aggressive targets: no more than 2000 pounds, not a penny over $2000 and a delivery deadline of just 25 months, a record at the time and still impressive today.
  12. ^ Wojdyla 2011: But at the time, management's attitude was to get the product out the door as fast as possible.
  13. ^ Sherefkin 2003: Iacocca ordered a rush program to build the Pinto ... The Pinto quickly became known as "Lee's car." He demanded that it weigh no more than 2,000 pounds and sell for $2,000 ... Iacocca was in a hurry. He wanted the car in showrooms for the 1971 model year. That meant one of the shortest production planning periods in modern automotive history: just 25 months, when the normal time span was 43 months. That also meant that the Pinto's tooling was developed at the same time as product development.
  14. ^ a b "Pinto 2000 Coupe". Super Stock Magazine. December 1970. Retrieved April 29, 2016. 
  15. ^ "The Little Carefree Car". Milwaukee Sentinel. September 18, 1970. p. 5. Retrieved March 5, 2016. 
  16. ^ a b c d e f "Birth of the Ford Pinto". Howstuffworks.com. 
  17. ^ "Quart in a Pinto". The Motor (magazine). Vol. 3558. August 26, 1970. pp. 26–27. 
  18. ^ "How Stuff Works Pinto". 
  19. ^ a b Standard Catalog of Ford, 4th Edition, 2007, by John Gunnell. Krause Publications
  20. ^ Jones 1978: Soon after the Pinto was introduced, 26,000 were recalled because accelerators were sticking.
  21. ^ "Ford Recalls 26,000 Pinto Cars". Chicago Tribune. October 31, 1970. Retrieved March 6, 2016. Ford Motor Co. announced today it is recalling 26,000 early production models of its 1971 Pinto equipped with the 1600 cubic centimeter engine because of an accelerator problem ... The company found that when the throttle is opened more than half way, it is possible that it may not always return to the closed position when pressure on the accelerator pedal is removed 
  22. ^ Associated Press 1971: For many of the motorists, it's the second time around ... Last October Ford recalled some 26,000 Pintos because of complaints about accelerator pedals sticking when the throttle was opened more than halfway.
  23. ^ Jones 1978: 220,000 Pintos were recalled for modifications to prevent possible engine compartment fires.
  24. ^ Mateja, James (March 30, 1971). "Ford Recalls 204,000 Pintos to Prevent Fuel Vapor Fires". Chicago Tribune. Ford Motor Co. will recall about 204,000 subcompact 1971 Pintos for modification to prevent possible ignition of fuel vapors in the engine air cleaner, it announced yesterday. A Ford Spokesman declined to give the cost of the recall, but all Pintos produced thru March 19, including 204,000 in the United States, 13,000 in Canada and 2,500 overseas, are involved in the program ... Ford said its investigation of complaints revealed that the possibility of a fire existed because the vapors in the air cleaner could be ignited by a backfire thru the carburetor.  |access-date= requires |url= (help)
  25. ^ Associated Press 1971: About 165,000 American owners of Ford's new Pinto are affected by the automaker's announcement that virtually all the mini-cars are being recalled for an engine defect.
  26. ^ Flory, J. Kelly, Jr (2013). American Cars, 1973–1980: Every Model, Year by Year. Jefferson, NC: McFarland & Company. ISBN 978-0-7864-4352-9. 
  27. ^ Lamm, Michael (August 1974). "PM Owners Report: Ford Pinto". Popular Mechanics. Popular Mechanics Magazine. 
  28. ^ "The Ford Pinto". 
  29. ^ a b Gunnell, John A.; Lenzke, James T. (1995). Standard Catalog of Ford Cars, 1903–1990. Krause Publications. ISBN 0-87341-140-4. 
  30. ^ "HowStuffWorks "The Birth of the Ford Pinto"". 
  31. ^ "Chevrolet Vega vs Ford Pinto". Car and Driver Magazine. Nov 1971. Retrieved April 12, 2016. 
  32. ^ "Ford Pinto Runabout: The secret to small-car success cannot be found in an options list". Car and Driver Magazine. June 1974. 
  33. ^ Lienert, Dan (January 27, 2004). "The worst cars of all time". Forbes. Retrieved March 6, 2016. "You don't want to talk about the Pinto," said a Ford official. "Leave that one in the cemetery." Apparently, Ford has not forgotten the lawsuits and the public relations disasters forged by its Pinto hatchback and sedan. The Pinto's famous safety flaw, of course, was that it was prone to blowing up if rear-ended. When people talk about how bad American small cars created an opportunity for the Japanese to come in and clean house in the 1970s and '80s, they are referring to vehicles like this (and see Chevrolet Vega, second slide). 
  34. ^ a b Neil, Dan (September 7, 2007). "1971 Ford Pinto – The 50 Worst Cars of All Time". Time. Of course the Pinto goes on the Worst list, but not because it was a particularly bad car — not particularly — but because it had a rather volatile nature. The car tended to erupt in flame in rear-end collisions. The Pinto is at the end of one of autodom's most notorious paper trails, the Ford Pinto memo , which ruthlessly calculates the cost of reinforcing the rear end ($121 million) versus the potential payout to victims ($50 million). Conclusion? Let 'em burn. 
  35. ^ "1971 Trans-Am Box Scores" (PDF). SCCA. Retrieved March 13, 2016. SCCA Race Results – Scans 
  36. ^ "1972 Trans-Am Box Scores" (PDF). SCCA. Retrieved March 13, 2016. SCCA Race Results – Scans 
  37. ^ "The Trans-AM 2.5 Challenge". B Sedan.com : Vintage Sedan Racing. 
  38. ^ Hardin, Drew (November 6, 2014). "1971 Ford Pinto Trans-Am – Trans-Am ... Pinto?". Hot Rod. Retrieved March 11, 2016. 
  39. ^ Lee & Ermann 1999: The Pinto story has become a landmark narrative" (Nichols 1997:324), a definitive story used to support the construction of amoral corporate behavior as a pervasive social problem. This narrative was first stated publicly by investigative journalist Mark Dowie (1977) in a scathing Pulitzer Prize-winning expose, "Pinto Madness," published in Mother Jones magazine.
  40. ^ Schwartz 1991: Having reflected on these invocations of the Ford Pinto case, I have arrived at two general observations. One is that several significant factual misconceptions surround the public's understanding of the case. Given the cumulative force of these misconceptions, the case can be properly referred to as "mythical."
  41. ^ Bazerman, Max H.; Tenbrunsel, Ann E. (April 2011). "Ethical Breakdowns". Harvard Business Review. Retrieved February 28, 2015. 
  42. ^ Birsch, Douglas (October 25, 1994). The Ford Pinto Case. 
  43. ^ Woodyard, Chris (March 28, 2011). "Case: Lee Iacocca's Pinto: A fiery failure". USA Today. 
  44. ^ Kitman, Jamie (March 24, 2011). "Don't Like Government Regulation? How'd You Like Another Pinto?". Cartalk.com. 
  45. ^ Lee & Ermann 1999: Conventional wisdom holds that Ford Motor Company decided to rush the Pinto into production in 1970 to compete with compact foreign imports, despite internal pre-production tests that showed gas tank ruptures in low-speed rear-end collisions would produce deadly fires. This decision purportedly derived from an infamous seven-page cost-benefit analysis (the "Grush/Saunby Report" [1973]) that valued human lives at $200,000. Settling burn victims' lawsuits would have cost $49.5 million, far less than the $137 million needed to make minor corrections. According to this account, the company made an informed, cynical, and impressively coordinated decision that "payouts" (Kelman and Hamilton 1989:311) to families of burn victims were more cost-effective than improving fuel tank integrity. This description provides the unambiguous foundation on which the media and academics have built a Pinto gas tank decision-making narrative.
  46. ^ Danley, John R (2005). "Polishing Up the Pinto: Legal Liability, Moral Blame, and Risk". Business Ethics Quarterly. 15 (2): 205–236. doi:10.5840/beq200515211. 
  47. ^ Schwartz 1991
  48. ^ Rossow, Mark (2015). "Ethics: An Alternative Account of the Ford Pinto Case". Continuing Education and Development Inc. 'Fixed-barrier' meant that the vehicle was moving (towed backwards) into a stationary barrier ... The 20-mph fixed barrier standard was greeted with uniform opposition from the auto industry because it was a much more severe test than the moving-barrier standard.  |access-date= requires |url= (help)
  49. ^ Lee & Ermann 1999: pg 36, 43
  50. ^ Lee & Ermann 1999: In the design stage (1967–1970), no company or government standard on rear-end fuel tank integrity existed to guide the engineers, but their actions were consistent with the taken for granted, industry-wide tradition of building lower levels of crashworthiness into small cars. This situation changed in the marketing stage (post 1970). Shortly after the 1971 model year Pintos were released, Ford adopted an internal20 mile-per-hour moving barrier standard for the 1973 model year-the only manufacturer to do so (Gioia 1996; Strobel 1994). The extant legal/regulatory environment reinforced engineers' beliefs that this standard was quite reasonable" since it was the "same one recommended at that time by the federal General Services Administration; the Canadian equivalent of the GSA; the Society of Automotive Engineers; and a private consulting firm hired by NHTSA ..." and by NHTSA itself in 1969 (Strobel 1980:205). This standard would constrain future debates by certifying the Pinto as safe" to Ford's subunit charged with evaluating potential recallable safety problems.
  51. ^ Schwartz 1991:In August 1970, 1971 model-year Pintos began coming off the assembly line. Just a few days later, NHTSA-which had never acted on its earlier proposal-advanced a more demanding set of proposed regulations. Three months later, Ford officials decided that for purposes of the 1973 model year, Ford would adopt, as its own internal objective, the regulations that NHTSA had suggested in 1969. In order to respond to NHTSA's more recent proposal, Ford engineers, with actual Pintos now available, stepped up the crash-testing process, and identified a. number of design modifications that might imp:rove the Pinto's performance. In October 1971, Ford officials decided against incorporating any of these modifications into current Pintos; rather, it would wait until NHTSA clarified its position. In 1973, NHTSA promulgated its fuel-tank standard but ruled that this standard would apply only to 1977 models. Ford adopted a 20 mph moving-barrier standard for all 1973 cars.
  52. ^ Strobel 1979: Ford then joined other automakers in an aggressive lobbying campaign that was successful in delaying and softening proposed federal standards on how strong fuel systems must be to resist rupture an potential explosion.
  53. ^ Gioia 1992: The tank was positioned between the rear bumper and the rear axle (a standard industry practice for the time).
  54. ^ Schwartz 1991:Page 1015 and Footnote 9, "The court of appeal opinion referred to the Pinto's bumper as the flimsiest of any American car. Grimshaw, 119 Cal. App. 3d at 774, 174 Cal. Rptr. at 360. Mark Robinson, Jr., co-counsel for the plaintiffs, is emphatic that this reference is correct. Telephone interview with Mark Robinson, Jr. (Sept. 12, 1990) [hereinafter Robinson Interview). In the later criminal case, however, Byron Bloch, a prosecution witness, stated in cross-examination that the Pinto's bumper was about the same as those of the Gremlin, Vega, and Dodge Colt. See L. STROBEL, supra note 5, at 157 ("I would say they were all bad.")."
  55. ^ Danley 2005: A few months later Ford began crash-testing modified Mavericks in part to prepare a response to NHTSA's proposed regulations. The results demonstrated vulnerability of fuel-integrity at fairly low speeds and some modifications were made. In August of 1970, the first model year Pinto, the 1971, went into production. Post-production testing revealed similar results. Still, there were no federal performance standards at the time and the proposed regulations addressed only front-end collisions.
  56. ^ Lee & Ermann 1999: engineers in the design stage were still trying "to find out how to conduct crash tests" (Feaheny 1997; see also Lacey 1986:613). For example, an internal Pinto test report dated November, 1970 listed as its objective "To develop a test procedure to be used to provide baseline data on vehicle fuel system integrity" (NHTSA C7-38-Al.5, Final Test Report #T-0738). In this test, a Pinto sedan exhibited "excessive fuel tank leakage" when towed rearward into a fixed barrier at 21.5 miles per hour, considered roughly equivalent to a car-to-car impact at 35 miles per hour. Nothing in this, or any other, Ford test report indicates that participants felt cause for concern or organizational action. Although some Ford engineers were not especially pleased, they felt that the data were inconclusive or the risks acceptable (Feaheny 1997; Strobel 1980), or they kept their concerns to themselves (Camps 1997). Some felt that cars would rarely be subjected to the extreme forces generated in a fixed-barrier test in real-world collisions (Feaheny 1997; Devine 1996). NHTSA apparently agreed and ultimately replaced the proposed fixedbarrier test with a less-stringent moving-barrier test in its final standard (U.S. Department of Transportation 1988)
  57. ^ Gioia 1992: Ford had in fact crash-tested 11 vehicles; 8 of these cars suffered potentially catastrophic gas tank ruptures. The only 3 cars that survived intact had each been modified in some way to protect the tank.
  58. ^ Lee & Ermann 1999: Occupational caution encouraged engineers to view many design adjustments that improved test performance as "unproven" in real-world accidents (Devine 1996; Feaheny 1997; Schwartz 1991; Strickland 1996; Strobel 1980). Engineers, who typically value "uncertainty avoidance" (Allison 1971:72 ), chose to stick with an existing design rather than face uncertainties associated with novel ones (Devine 1996; Strobel 1980). One series of tests, for instance, showed that Pintos equipped with pliable foam-like gas tanks would not leak in 30 mile-per-hour crashes. But some engineers feared that such a tank might melt and disagreed with others who felt it was safer than the existing metal design (Devine 1996, see also Strobel 1980). Other engineers believed that rubber bladders improved performance in tests, but anticipated problems under real-world conditions (Strobel 1980).
  59. ^ Schwartz 1991: As for additional design proposals brought forward by the plaintiffs, several of them-for example, a bladder within the gas tank, and a "tank within the tank"-concerned somewhat innovative technology that had never been utilized in actual auto production. At trial, there was testimony that a bladder would have been feasible in the early 1970's, but also rebuttal testimony that a bladder was at this time beyond the bounds of feasibility.
  60. ^ Lee & Ermann 1999: Ford whistle-blower Harley Copp's argument-that the Pinto would have been safer had its gas tank been placed above the axle rather than behind it-is often cited in Pinto narratives as an example of safety being sacrificed to profits, or at least trunk space, in the design stage (Cullen, Maakestad and Cavender 1987; Dowie 1977; Strobel1994). Yet Copp did not reach this conclusion until 1977 (Strobel1980). And other engineers were considerably less certain about it, even though the above-the-axle design did perform better in one set of crash tests. The engineer overseeing the Pinto's design, Harold MacDonald (whose father died in a fuel tank fire when his Model A Ford exploded after a frontal collision with a tree), felt that the above-the axle placement was less safe under real-world conditions because the tank was closer to the passenger compartment and more likely to be punctured by items in the trunk (Strobel1980).
  61. ^ Gioia 1992: I began to construct my own files of incoming safety problems. One of these new files concerned reports of Pintos "lighting up" (in the words of a field representative) in rear-end accidents. There were actually very few reports, perhaps because component failure was not initially assumed. These cars simply were consumed by fire after apparently very low speed accidents.
  62. ^ Lee & Ermann 1999: When Gioia became Recall Coordinator, he inherited about 100 active recall campaigns, half of them safety-related. As with most jobs, the enormous workload required him to use standard operating procedures" (SOPs) to organize and manage information for decision making (d. Kriesberg 1976:1102). SOPs increase organizational efficiency by operating as cognitive scripts that transform decision-making opportunities into largely predetermined action patterns. Existing SOPs required that, to be "recallable," problems needed either high frequency or a directly traceable causal link to a design defect. When reports began to trickle in to Gioia that Pintos were "lighting up" in relatively low speed accidents, and after viewing the burned wreckage of a Pinto, he initiated a meeting to determine if this represented a recallable problem. His work group voted unanimously not to recall the Pinto because the weak data did not meet SOP criteria (Gioia 1996). The work group was unaware of any cost-benefit analyses or Pinto crash test results. Reports of Pinto fires continued to trickle in, and eventually Gioia did become aware of, and concerned about, the crash test results. Again he wondered if the Pinto had a recallable problem, so he initiated a second meeting to convince his co-workers that crash tests showed a possible design flaw. But others again saw no design flaws-after all, the Pinto met internal company standards, and no contradictory external standard existed. The work group conceived the tank leak "problem" not as a defect, but as a fundamental and unalterable design feature: the car's small size, the use of light metals, and unibody construction produced a tendency for Pintos (and others in its class) to "crush up like an accordion" in rear-end collisions (Gioia 1996).
  63. ^ Grush, E.S.; Saundy, C.S. Fatalities Associated With Crash Induced Fuel Leakage and Fires (PDF) (Report). Ford Environmental and Safety Engineering. Retrieved March 2, 2016. 
  64. ^ Gioia 1992: The National Highway Traffic Safety Association (NHTSA, a federal agency) had approved the use of cost-benefit analysis as an appropriate means for establishing automotive safety design standards.
  65. ^ Danley 2005: In calculating the benefits, the analysis used a figure of $200,000 per life. NHTSA had developed this figure in 1972.
  66. ^ a b Frank, Ted. "Rollover Economics: Arbitrary and Capricious Product Liability Regimes". American Enterprise Institute for Public Policy Research.  |access-date= requires |url= (help)
  67. ^ Lee & Ermann 1999: Based on information given to it by lawyers preparing cases against Ford, the Center for Auto Safety petitioned NHTSA in the mid-1970s to investigate the Pinto's rear-end design. According to material presented on the Center's website, Dowie's article is based on that information, made available to him by the Center (www.autosafety.org). "Pinto Madness" is still available on the Mother Jones website along with a video clip showing a Pinto catching fire after being rear-ended. In a interview with Gary T. Schwartz of the Rutgers Law Review, Copp asserted that he was also a major source of the information for the Mother Jones story, Schwartz, "The Myth of the Ford Pinto Case," 1027, n.53
  68. ^ Schwartz 1991:The Mother Jones article is suffused with an outrage at companies that apply a pernicious cost-benefit analysis in order to achieve "corporate profits".
  69. ^ Schwartz 1991: According to the Mother Jones article, as of 1977, somewhere between 500 and 900 persons had been killed in fires attributable to the Pinto's unique design features
  70. ^ Schwartz 1991:To sum up, the Ford document has been assigned an operational significance that it never possessed, and has been condemned as unethical on account of characterizations of the document that are in significant part unwarranted. Of course, the condemnation of Ford's report is linked to the condemnation imposed by the public on the Pinto itself. The common belief is that the Pinto, on account of its fuel-tank design, was a "firetrap." The Mother Jones article derived emotional power from its presentation of the Pinto as a "firetrap, a "death trap," and a "lethal car."47 The combination of that article, the verdict in the Ford Pinto case, the NHTSA initial determination, and the Pinto recall clearly conveyed this sense of the Pinto-as-firetrap to the general public.
  71. ^ Lee & Ermann 1999: Dowie (1977) accurately explains in part of his Mother Jones article that Ford employees wrote this document as part of an on-going lobbying effort to influence NHTSA (24, 28). But his readers have relied exclusively on his other claim, that it was the "internal" (20, 24) memo on which Ford based its decision to market the dangerous Pinto and settle the few inevitable lawsuits (31).
  72. ^ a b Graham, John D. (1991). Huber, Peter W.; Litan, Robert E., eds. "Does liability promote the safety of motor vehicles?". The Liability Maze: the Impact of Liability Rules on Innovation and Safety. Washington DC: Brookings Institution: 132. 
  73. ^ Weiss, Joseph W. (2014). Business Ethics: A Stakeholder and Issues Management Approach. Berrett-Koehler Publishers. ISBN 978-1-62656-141-0. 
  74. ^ Lee & Ermann 1999:pg 41
  75. ^ Dowie 1977: Ford knows the Pinto is a firetrap, yet it has paid out millions to settle damage suits out of court, and it is prepared to spend millions more lobbying against safety standards ... Ford waited eight years because its internal "cost-benefit analysis," which places a dollar value on human life, said it wasn't profitable to make the changes sooner.
  76. ^ Dardis & Zent 1982: On August 10, 1977, Ralph Nader and Mark Dowie held a press conference to notify the public that unnecessary deaths and injuries were being suffered as a result of the faulty design of the pre-1977 model year Pinto.
  77. ^ Center for Auto Safety 2009
  78. ^ Schwartz 1991:Pg 1019, Schwartz noted, "The Mother Jones article had encouraged consumers to write to NHTSA and demand a recall of earlier Pintos. Responding to the wave of consumer complaints it received, NHTSA began a recall proceeding relating to 1971–1976 Pintos." Also see footnote 15.
  79. ^ Lee & Ermann 1999:By 1977, the social context had changed. Dowie's (1977:18) article had labeled the Pinto a "firetrap" and accused the agency of buckling to auto-industry pressure. Public interest generated by the article forced a second Pinto investigation and guaranteed that NHTSA would be under a microscope for its duration.
  80. ^ Dardis & Zent 1982: On August 11, the National Highway Traffic Safety Administration (NHTSA) began an investigation of the claims.
  81. ^ Jones 1978: But NHTSA, a Department of Transportation agency, informed Ford on May 8 about results of the new investigation, which concluded that Pintos had a safety defect.
  82. ^ Dardis & Zent 1982: In May 1978, NHTSA determined that pre-1977 model year Ford Pintos were subject to "fuel tank damage, Fuel leakage and fire occurrences which had resulted in fatalities and non-fatal burn injuries" when impacted at "moderate speeds," and that the "fire threshold" in those vehicles was reached at closing speeds of 30–35 MPH.
  83. ^ Investigative Report: Alleged Fuel Tank and Filler Neck Damage in Rear-end Collisions of Subcompact Cars Passenger Cars, 1971–1976 Ford Pinto, 1975–1976 Mercury Bobcat (PDF) (Report). Office of Defects Investigation, National Highway Traffic Safety Administration. May 1978. Retrieved March 5, 2016. Based upon the information either developed or acquired during this investigation, the following conlcusions have been reached: 1971–1976 Ford Pintos have experienced moderate speed, rear-end collisions that have resulted in fuel tank damage, fuel leakage, and fire occurrences that have resulted in fatalities and non-fatal burn injuries. 
  84. ^ Jones 1978: A spokesman for NHTSA said that his agency and Ford began a "process of negotiation" after May 8 that led to Ford's announcement in Detroit yesterday.
  85. ^ Lee & Ermann 1999: NHTSA engineer Lee Strickland was assigned to determine if Pinto (and Chevrolet Vega) tank problems warranted a mandatory recall. Strickland's work group held the Pinto and Vega to a higher standard than other cars (Strickland 1996). It dispensed with the usual moving barrier. Instead, it intentionally selected a large and particularly rigid "bullet car" to hit the Pinto's rear end. It weighed down the bullet car's nose to slide under the Pinto and maximize gas tank contact. It also turned on the bullet car's headlights to provide a ready source of ignition. And it completely filled gas tanks in both cars with gasoline rather than the non-flammable Stoddard fluid normally used. Strickland justified these actions as approximating real-world worst-case circumstances (Davidson 1983; NHTSA C7-38; Strickland 1996). For NHTSA, the tests seemed an unqualified success: two 1972 Pintos burst into flame upon impact. In the summer of 1978 NHTSA announced that the Pinto gas tank represented a safety defect, leading to the largest recall campaign in automobile history at that time (NHTSA C7-38; Strickland 1996). Ford agreed to "voluntarily" recall 1971–1976 Pintos. Other small cars sold during the 19 70s were not recalled, even though most were comparable, or in the case of the AMC Gremlin probably less safe (Schwartz 1991; NHTSA C7-38; Swigert and Farrell 198081:180). Their manufacturers successfully defended them as acceptable risks (see Wallace 1978). When we asked why NHTSA forced a Pinto recall for failing the 35 mile-per-hour test, although most small cars could not withstand such a test, Strickland ( 1996) analogized that, "Just because your friends get away with shoplifting, doesn't mean you should get away with it too."
  86. ^ Lee, Matthew T (1998). "The Ford Pinto Case and the Development of Auto Safety Regulations, 1893—1978". Business and Economic History. 27 (2): 390–401. 
  87. ^ Schwartz 1991: Relying on a variety of external sources (including Ford), NHTSA indicated that it was aware of thirty-eight instances in which rear-end impact on Pintos had resulted in fuel-tank leakage or fire; these instances, in turn, resulted in twenty-seven deaths and twenty-four nonfatal burn injuries.66 The NHTSA report also incorporated the data internally provided by NHTSA's own Fatal Accident Reporting System ("FARS"), which had begun operation in 1975. FARS data showed that from January 1975 through the middle of 1977, seventeen people had died in accidents in which Pinto rear-end collisions resulted in fires. 67 In comparing NHTSA's figure of twenty-seven deaths for 1971–77 with the FARS figure of seventeen for 1975–77,68 one should keep in mind that the number of Pintos on the road was increasing every year in a cumulative way. The NHTSA figure of twenty-seven fatalities hence seems roughly in the ballpark by way of suggesting the number of people who had died in Pinto rear-end fires. In setting forth this number, however, NHTSA made no effort to estimate how many of these deaths were caused by the Pinto's specific design features. Many fire deaths undeniably result from high-speed collisions that would induce leakage even in state-of-the-art fuel systems;69 moreover, cars in the subcompact class generally entail a relatively high fatality risk.70 Yet the NHTSA report did not compare the performance results of the Pinto to the results of other cars then on the road, including other subcompacts.
  88. ^ Lee & Ermann 1999:Beginning in the late 1970s, claims consistent with "Pinto Madness" readily gained public acceptance, but credible contradictory claims did not (e.g., Davidson 1983; Epstein 1980). For instance, Dowie's "conservative" estimate of 500 deaths (1977:18) was accepted, while NHTSA's report that it could document only 27 Pinto fire-related deaths (NHTSA C7-38; Frank 1985) was ignored. A transmission problem that also caused 27 Pinto deaths (and 180 on other Ford products [Clarke 1988]) never became a social problem. Similarly, publics accepted claims of safety errors leveled by Harley Copp, a Ford engineer who was apparently overseas when early crucial decisions were made (Camps 1997; Strobel 1980), but ignored other safety-conscious Pinto engineers who believed windshield retention was a more important safety problem (Camps 1997), and lack of safety glass caused more deaths (Feaheny 1997).
  89. ^ Lee & Ermann 1999: By the time of its Pinto investigation, NHTSA had essentially abandoned its original mission of forcing industry-wide safety improvements, in favor of investigating and recalling specific cars (Mashaw and Harfst 1990). NHTSA had two primary incentives in reinforcing the extant Nfocal organization" imagery of the Pinto narrative. First, NHTSA was pressured by specific organizations in its network (e.g., the Center for Auto Safety) and members of the public (see NHTSA C7-38) to take action on the Pinto's gas tank. Second, other network actors (e.g., courts, the Nixon administration, the auto industry) had increasingly limited NHTSA's ability to address systemic auto safety issues.
  90. ^ Danley 2005: Ford could have refused to recall and have chosen instead to defend the Pinto's design in the formal recall hearings at NHTSA." While this tactic could easily have delayed any forced recall for months, if not for more than a year, the cost of the publicized hearings to Ford's reputation could have been substantial, even if Ford had been successful in the end. Ford agreed to "voluntarily recall" the Pinto in June 1978.
  91. ^ Lee & Ermann 1999: the Pinto was the subject of the largest recall in automobile history at the time.
  92. ^ Jones 1978: In a prepared statement, Ford vice President Herbet L. Misch said: "Ford informed NHTSA that it does not agree with the agency's initial determination of May 8 that an unreasonable risk of safety is involved in the design of these cars ..." Misch said Ford decided to offer the modifications "so as to end public concern that has resulted from criticism of the fuel systems in these vehicles".
  93. ^ {{cite web|url=https://www.nhtsa.gov/vehicle/1975/FORD/PINTO#recalls
  94. ^ Sherefkin 2003: Ford customers filed 117 lawsuits, according to Peter Wyden in The Unknown Iacocca.
  95. ^ Danley 2005:Two important legal cases were central. One was a civil trial that began in August 1977 in Orange County California, Grimshaw v. Ford Motor Company. The other was a case involving criminal reckless homicide in Indiana.
  96. ^ Danley 2005
  97. ^ Schwartz 1991:The Pinto was then struck by a car, which had originally been traveling at about fifty miles per hour but which had braked down to a speed of perhaps thirty miles per hour at the point of impact.9 ... [footnote 9]For reasons quite beyond the court's control, its opinion must be treated cautiously as a source of actual facts. Because the defendant was appealing a jury verdict in favor of the plaintiffs, the court was under an obligation to view all the evidence in a way most favorable to the plaintiffs and essentially to ignore evidence in the record that might be favorable to the defendant. See id. at 773, 820, 174 Cal. Rptr. at 359, 388. In fact, Ford's basic position at trial-which the court's opinion at no point mentions was that the approaching car (a Ford Galaxie) had not slowed down at all, and had struck the Gray car at a speed in excess of 50 miles per hour. There was an enormous amount of evidence at trial supporting each of the parties' factual claims as to the Galaxie's closing speed. Had the jury accepted Ford's speed estimate, there would not have been much of an issue of crashworthiness: for the plaintiffs' position throughout trial was that even a state-of-the-art fuel system could not maintain integrity in a 50 mile-per hour collision.
  98. ^ Danley 2005: pg 208
  99. ^ Schwartz 1991:pg 1016
  100. ^ Lee & Ermann 1999: Based on information given to it by lawyers preparing cases against Ford, the Center for Auto Safety petitioned NHTSA in the mid-1970s to investigate the Pinto's rear-end design. According to material presented on the Center's website, Dowie's article is based on that information, made available to him by the Center (www.autosafety.org). "Pinto Madness" is still available on the Mother Jones website along with a video clip showing a Pinto catching fire after being rear-ended. In an interview with Schwartz, Copp asserted that he was also a major source of the information for the Mother Jones story, Schwartz, "The Myth of the Ford Pinto Case," 1027, n.53
  101. ^ Schwartz 1991: after deliberating for eight hours-awarded the Gray family wrongful death damages of $560,000; Grimshaw was awarded over $2.5 million in compensatory damages and $125 million in punitive damages as well. The trial judge reduced the punitive damage award to $3.5 million as a condition for denying a new trial. Two years later the court of appeal affirmed these results in all respects; the state supreme court then denied a hearing.
  102. ^ Christian, Nichole M; Henderson, Angelo B; Nomani, Asra Q (October 9, 1997). "Chrysler is Told to Pay $262.5 Million by Jurors in Minivan-Accident Trial". The Wall Street Journal. p. 1. Retrieved March 4, 2016. 
  103. ^ McLellan, Dennis (April 19, 2008). "Retired O.C. judge handled major cases". Los Angeles Times. Retrieved March 4, 2016. 
  104. ^ Danley 2005: pg 209
  105. ^ a b Williams, Carol J. (March 14, 2010). "Toyota is just the latest automaker to face auto safety litigation". Los Angeles Times. Retrieved March 4, 2016. 
  106. ^ Viscusi, W. Kip (February 2000). "Corporate Risk Analysis: A Reckless Act?" (PDF). Stanford Law Review: 569. The basic problem is that jurors do not undertake a comprehensive risk analysis approach, regardless of its character. Jurors have a tendency to compare the often very small per-unit safety cost with the costs borne by the injured victim. Rather than examine the entire market and the associated benefits and costs, jurors will be offended by, or will not fully understand, a comprehensive risk-analysis approach and will focus their assessment more narrowly on the identified victim and the costs of preventing that injury. The fact that these costs would also have been incurred for thousands of consumers who were not injured will not loom as large, as Judge Easterbrook emphasized. Thus, there is a tendency to exhibit "hindsight bias" rather than to consider the expected costs and expected benefits at the time of the safety decision. 
  107. ^ Viscusi, W. Kip (February 2000). "Corporate Risk Analysis: A Reckless Act?" (PDF). Stanford Law Review: 569. 
  108. ^ Schwartz, Gary T. (1982–1983). "Deterrence and Punishment in the Common Law of Punitive Damages: A Comment". Southern California Law Review: 134. The Court of Appeal's opinion thus suggested that the Court would have been equally willing to have affirmed the trial judge's decision had he either accepted the jury's $125 million award or reduced the award to $1 million. From a deterrence standpoint, it confounds understanding to permit such vast uncertainty as to the level of the expected penalty. 
  109. ^ Schwartz 1991: Hence, there was nothing clearly wrong in subjecting Ford to liability for harms resulting from that latter category of fires. The punitive damage award in the Ford Pinto case is, however, much more difficult to justify. To a large extent it rested on the premise that Ford had behaved reprehensibly when it balanced safety against cost in designing the Pinto. However, the process by which manufacturers render such trade-off design decisions seems not only to be anticipated but endorsed by the prevailing risk-benefit standard for design liability. Accordingly, the Pinto jury's decision that punitive damages were appropriate-a decision that was affirmed by the trial judge and the court of appeal-raises serious questions about the operational viability of the risk-benefit standard itself.
  110. ^ Epstein 1980
  111. ^ Becker, Jipson & Bruce 2002:There is little doubt about the importance of State of Indiana v. Ford Motor Company from a legal standpoint. This case was the first time criminal charges were bought against an American corporation for faulty product design. According to attorney Malcolm Wheeler (1981, p. 250), "[n]ewspapers referred to it as the most important economic case of the century ..." The notion that a corporation could be held accountable for its criminal actions was a novel legal concept at the time. Wheeler was not alone in his estimation of the case as influential. Because of the application of criminal law to corporate behavior, others have referred to this litigation as "unprecedented" (Welty, 1982) and as a "landmark case" (Clinard, 1990; Frank & Lynch, 1992; Hills, 1987; Maakestad, 1987). Maakestad (1987, p. 7) stated that the case "[r]eestablished an important precedent: In certain cases involving human health and safety, corporations and their executives could be required to submit not only to the scrutiny and sanctions of traditional federal regulatory agencies, but to state criminal courts as well."
  112. ^ a b Dole, Charles E. (March 14, 1980). "Pinto verdict lets US industry off hook". The Christian Science Monitor. Retrieved March 3, 2016. An Indiana farm country jury in the 10-week landmark trial found Ford "not guilty" in the deaths of three teen-age girls whose 1973-model Pinto exploded when a speeding van struck it in the rear Aug. 10, 1978. 
  113. ^ Schwartz 1991:In August 1978-half a year after the verdict in the tort case-a 1973 Pinto was involved in a fatal crash in Ulrich, Indiana. Indiana public officials decided to prosecute Ford for the crime of reckless homicide. Because the reckless homicide statute had been enacted only in 1977, Ford could not be prosecuted for the reckless design of the Pinto; rather, the prosecution needed to show a reckless post-1977 failure by Ford to repair or warn. Largely because of the narrowness of the resulting issue, at trial the prosecution was not able to secure the admission of internal Ford documents on which it had hoped to build its case. Ford's defense effort in this criminal case was vastly more ambitious than the effort the company had previously mounted in defending itself against Grimshaw's tort claim. In March 1980 the Indiana jury found Ford not guilty. The jury seemed ambivalent about the Pinto, but concluded that Ford had avoided recklessness in the conduct of its recall program.
  114. ^ Leviton, Joyce (February 4, 1980). "A Local D.A. Charges the Pinto with Murder—and Watergate's James Neal Comes to Its Defense". People. 13 (5). Retrieved March 3, 2016. 
  115. ^ Gladwell 2015: A former head of the N.H.T.S.A. testified on Ford's behalf, stating that in his opinion the Pinto's design was no more or less safe than that of any other car in its class, like the Chevrolet Vega or the A.M.C. Gremlin.
  116. ^ Becker, Jipson & Bruce 2002
  117. ^ Sherefkin 2003: The low point for Ford came in 1979 when Indiana authorities charged the automaker with reckless homicide in a criminal trial.
  118. ^ Becker, Jipson & Bruce 2002:Two main perspectives emerged after the Pinto trial as to how the case outcome would affect future uses of criminal law against corporations for product liability issues. One viewpoint was stated by thenpresident of the National District Attorneys Association, Robert Johnson, Sr. He is quoted as saying "We'll see more prosecutions like this ... A psychological barrier has been broken, and the big corporations are now vulnerable" (Bodine, 1980, p. 3). The popular idea was that corporate malfeasance would be curtailed if corporations were held accountable for their actions. Thus, the feeling among some legal commentators was that the Pinto case represented a fundamental shift in how the criminal courts would perceive corporations. ... Another perspective was that the case was completely frivolous. Commenting on civil litigation, Harry Philo, then president-elect of the Association of American Trial Lawyers of America, commented that "In my opinion, the Pinto case was a completely irrelevant prosecution" (Stuart, 1980, p.4). However, he also stated that "[t]he verdict won't deter civil lawsuits" (Mleczko, 1980, llA).
  119. ^ Epstein 1980:The important point here is that neither the drama of the case nor its outcome should be allowed to obscure the essential legal and institutional issues. On the record, this criminal prosecution should never have been brought at all.
  120. ^ Becker, Jipson & Bruce 2002:The very fact that there has not been another product liability criminal prosectution since that case tells you one major impact of the case was ... [that] it said the criminal law is a very, very poor tool to use for product litigation. It's just not appropriate
  121. ^ Becker, Jipson & Bruce 2002:Paul Weaver worked for the Ford Motor Company from 1978 to 1980 in the corporation's public affairs staff preparing company positions on public policy issues. He criticized Ford for how it dealt with the controversy surrounding the Pinto. According to Weaver (1988, p.94), "[t]he design of its [Pinto's] fuel system was essentially the same as that of other cars of its size and generation" and "Pintos had about the same rate of death from fire due to rear-end collision as other small cars." His assertion is that the Pinto was not unusual compared to similar models. Weaver admits that "[w]e should simply have told the truth about the car" and "[w]e did not fight to vindicate ourselves." Thus, by refusing to mount a major publicity campaign, Ford gave the impression that it was guilty. ... These remarks add an interesting dimension to the Pinto case in that one of the clear lessons was to confront issues raised about defective products. This concern illustrates that after the Pinto case, corporations became much more willing and adept at handling images stemming from poor design. In other words, the Pinto case made corporations much more willing to wage public relations battles over design and production flaws.
  122. ^ Spear, Gillian (June 18, 2013). "Take that back: Famous recalls, from Tylenol to Toyota". NBC News. Retrieved March 5, 2016. Three people died before the recall and six died in Pinto fires during the time following the recall but before the parts to repair the vehicle were made available. 
  123. ^ a b "Top 10 Product Recalls". Time. July 2, 2009. Retrieved March 5, 2016. 
  124. ^ Huffman, John Pearley (February 12, 2010). "5 Most Notorious Recalls of All Time". Popular Mechanics. Retrieved March 5, 2016. 
  125. ^ a b Schwartz 1991 Footnote pg 1029
  126. ^ Schwartz 1991 pg 1031
  127. ^ Schwartz 1991 pg 1033

Bibliography

  • "Recall to Affect 165,000 U.S. Pinto Owners". Reading Eagle. Associated Press. March 30, 1971. Retrieved March 7, 2016. 
  • Becker, Paul J.; Jipson, Arthur J.; Bruce, Alan S. (March 2002). "State of Indiana V. Ford Motor Company Revisited". American Journal of Criminal Justice. 26 (2). 
  • "Ford Pinto Fuel Tank". Center for Auto Safety. November 13, 2009. Retrieved March 5, 2016. 
  • Danley, John R. (April 2005). "Polishing up the Pinto: Legal Liability, Moral Blame, and Risk". Business Ethics Quarterly. 15 (2): 205–236. doi:10.5840/beq200515211. 
  • Dardis, Rachel; Zent, Claudia (December 1, 1982). "The Economics of the Pinto Recall". Journal of Consumer Affairs. 16 (2): 261–277. doi:10.1111/j.1745-6606.1982.tb00175.x. 
  • Dowie, Mark (September 1977). "Pinto Madness". Mother Jones. Retrieved January 17, 2014. 
  • Epstein, Richard A (April 1980). "Is Pinto a Criminal?" (PDF). AEI Journal on Government and Society. 
  • Gladwell, Malcolm (May 4, 2015). "The Engineer's Lament". The New Yorker. Retrieved March 3, 2016. 
  • Gioia, Dennis A. (May 1992). "Pinto fires and personal ethics: A script analysis of missed opportunities". Journal of Business Ethics. 11 (5–6): 379–389. doi:10.1007/BF00870550. 
  • Grimshaw v. Ford Motor Co., 119 CA3d 757 (Cal. App. 1981).
  • Jones, William H. (June 10, 1978). "Ford Recalls 1.5 Million Small Cars. Ford Recalls 1.5 Million Pintos, Bobcats, Pintos, Bolcats Face Alteration To Cut Fire Risk". The Washington Post. Retrieved March 4, 2016. 
  • Lee, Matthew T; Ermann, M. David (Feb 1999). "Pinto "Madness" as a Flawed Landmark Narrative: An Organizational and Network Analysis". Social Problems. 46 (1): 30–47. doi:10.1525/sp.1999.46.1.03x0240f. 
  • Schwartz, Gary T. (1991). "The Myth of the Ford Pinto Case" (PDF). Rutgers Law Review. 43: 1013–1068. 
  • Sherefkin, Robert (June 16, 2003). "Lee Iacocca's Pinto: A fiery failure". Automotive News. Retrieved March 6, 2016. 
  • Strobel, Lee (October 13, 1979). "Ford ignored Pinto fire peril, secret memos show; Tests of gas tank indicated hazards". Chicago Tribune. p. 1. Retrieved March 12, 2016. 
  • Stuart, Reginald (June 11, 1980). "Government notifies Ford of possible recall for 16 million autos". The New York Times. 
  • Wojdyla, Ben (May 20, 2011). "The Top Automotive Engineering Failures: The Ford Pinto Fuel Tanks". Popular Mechanics. Retrieved February 28, 2015. 

External links

Wikimedia Commons has media related to Ford Pinto.
  • Ford Pinto at DMOZ
  • FordPinto.com
  • Mother Jones magazine's 1977 expose on the Ford Pinto
  • Ford Pinto at The Crittenden Automotive Library includes full 1973 brochure in JPG format
  • Ford Pinto Specifications and Production figures
  • Ford Pinto Introduction Commercial
  • Case Study: Ford Pinto produced by the Business Ethics Workshop at Pace University

en.wikipedia.org

Ford Pinto

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Ford Pinto

Ford Pinto на Викискладе

Общие данные

Дизайн

Двигатели

1,6 л, 2,0 л и 2,3 л l4, 2,8 л V6

Трансмиссия

Характеристики

Массово-габаритные

Колёсная база: 2390 мм[1]
Масса: 914-1030 кг (1970 г.)

На рынке

Другое

Ford PintoFord Pinto

Ford Pinto (русск. Форд Пинто) — субкомпактный легковой автомобиль, выпускавшийся компанией Ford Motor Company для покупателей в Северной Америке начиная с 11 сентября 1970 года по 1980 модельный год. Название Pinto означает пегую масть лошади. Первоначально предлагался в варианте двухдверного седана. В следующем году Форд предложил модели хэтчбэка «Runabout» и фургона, конкурировавшие на американском рынке с AMC Gremlin и Chevrolet Vega, также как и импортные машины Фольксвагена, Датсуна и Тойоты. Pinto был популярен, и к январю 1971 года было продано около 100 000 машин.[2] В течение его последнего модельного года Форд построил 68 179 машин.[3]

Вариант под новой торговой маркой, Mercury Bobcat был представлен в 1974 году в Канаде, а с марта 1975 — в США.[4] После окончания своего выпуска как Pinto, так и принадлежащий к более низкому размерному классу импортируемый из Европы Ford Fiesta были полностью заменены переднеприводным Ford Escort.

Репутация Pinto была сильно подпорчена спорами о безопасности конструкции его топливного бака. Отзыв произведённых машин изготовителем в 1978 г. и дальнейшие исследования показали, что по сравнению с другими машинами этого класса, безопасность автомобилей Pinto как минимум такая же или бо́льшая.[5]

Первой волне массового импорта малолитражных легковых автомобилей конца пятидесятых годов, возглавляемой знаменитым «Жуком», местные производители противопоставили в своих модельных рядах так называемые «компактные» автомобили, включая Ford Falcon, Chevrolet Corvair и Chevy II, а также Plymouth Valiant. Однако это были всё ещё достаточно крупные — на уровне европейских моделей верхнего-среднего класса — машины, разработанные под «американский стандарт» вместимости — шесть человек на двух сиденьях диванного типа, и снабжённые шестицилиндровыми двигателями достаточно солидного рабочего объема. По сути, они оказались не аналогами европейских малолитражек, а вполне самостоятельным явлением, за пределами США не имеющим прямых аналогов.

Между тем, в середине шестидесятых годов последовала вторая волна «импортов», тесно связанна со структурными изменениями в американском обществе. Массовые продажи малолитражек, число которых полнилось за счёт азиатских производителей — в первую очередь «Тойоты» и «Датсуна», сделали свершившимся фактом появление на североамериканском рынке целого нового сегмента так называемых «субкомпактов» — автомобилей, существенно меньших по размерам, чем собственные американские «компактные», соответствующих типовой европейской малолитражке. Разница, однако, состояла в том, что если в Европе или Японии машина этого класса приобреталась в большинстве случаев в качестве единственного семейного средства передвижения, то в США, где среднестатистический автомобиль ещё в начале 60-х годов имел не менее пяти метров длины и не менее шести цилиндров, их рассматривали как сугубо нишевый продукт, главным образом ориентированный на молодёжную и женскую аудиторию и обычно предназначенный на роль второго-третьего автомобиля в семье.

Корпорация «Форд», европейский филиал которой к тому времени имел большой опыт в разработке и выпуске малолитражных моделей, начала с перехватывающего импорта в США собственной европейской модели Ford Cortina, бывшей бестселлером у себя на родине в Великобритании. Однако этот автомобиль по американским стандартам оказался недостаточно хорош и серьёзного коммерческого успеха так и не снискал. Поэтому было принято решение о разработке собственного американского субкомпактного автомобиля, хотя и с использованием наработок европейского филиала. Этим автомобилем и стал Ford Pinto.

Pinto был представлен 11 сентября 1970, на следующий день после премьеры Chevrolet Vega и через шесть месяцев после того, как на рынок вышел AMC Gremlin. Как Pinto, так и Vega были созданы «с чистого листа», но Pinto использовал отработанные на европейском рынке компоненты силового агрегата и трансмиссии от европейского Ford Escort, в то время, как установленный на Vega алюминиевый двигатель доставил компании и покупателям немало проблем. Gremlin же из соображений экономии по сути представлял собой сильно укороченный вариант «компакта» AMC Hornet и снабжался его же длинным рядным шестицилиндровым двигателем, что существенно ограничивало размеры задней части его салона.

Конструкция

Главный исполнительный директор Форда Лидо Энтони «Ли» Якокка желал, чтобы модель 1971 г. весила менее 2 000 фунтов (907 кг) и стоила менее 2 000 долларов.[6] Несмотря на наличие готового решения в виде европейского Ford Escort, команде дизайнеров было поручено разработать внешний вид и интерьер Pinto полностью с нуля. В конечном счёте был во всей его полноте принят проект темы внешнего вида, разработанный Робертом Эйдскуном (Robert Eidschun). Глиняные модели Pinto были закончены в декабре 1968 года, после чего Эйдскун оставил фирму «Форд» и перешёл в корпорацию «Крайслер» на должность руководителя отдела дизайна.

Хотя сегодня решение создать автомобиль с нуля вместо того, чтобы объединить в одном проекте все доступные ресурсы транснациональной корпорации, выглядят необычно, для того времени это была нормальная практика, что обуславливалось выше отмеченными особенностями местного рынка, а также специфическим американским патриотизмом, выражавшемся в недоверии и неприятии корпоративным менеджментом иностранного опыта, пусть даже речь шла о разработках, выполненных собственными заокеанскими филиалами американских корпораций. Точно так же был создан с чистого листа и конкурент «Пинто» от General Motors — Chevrolet Vega, без какого либо использования агрегатов или стилистических тем выпускавшихся европейскими филиалами той же компании Vauxhall Viva и Opel Kadett — причём последняя модель предлагалась в то же самое время дилерской сетью GM в Канаде и дилерами Buick в США с 1967 года. Детройтские автомобилестроители тех лет предпочитал давать на брошенные иностранными конкурентами вызовы «асимметричные ответы» — не копируя их продукцию концептуально, а беря от неё лишь наиболее существенные черты, обуславливающие её привлекательность для аудитории — в данном случае «субкомпактные» габаритные размеры — и на их основе с нуля создавая продукт, в полной мере соответствующий запросам целевого рынка в том виде, в котором их видели менеджеры компании. Также проектировщики, работавшие над продуктами, предназначавшимися для Северной Америки, имели бо́льшую свободу в выборе внешних габаритов и литража двигателей относительно своих японских коллег, которым эти параметры предписывались японскими правительственными постановлениями.

Ряд компромиссов с «континентальной» (европейской) школой автомобилестроения всё же имел место быть. Например, в то время, как чуть ранее представленный Ford Maverick предлагался либо с рядным щестицилиндровым двигателем, либо с V8, и имел в большинстве вариантов комплектации типично-американские два ряда сидений диванного типа, Pinto был укомплектован рядным четырёхцилиндровым двигателем и раздельными передними сиденьями, чтобы в большей степени соответствовать запросам части потенциальной аудитории, привыкшей к иностранным моделям, таким как Volkswagen Beetle, поставлявшийся с 1949 года, Toyota Corolla, представленная в Северной Америке в марте 1968, или незадолго до того появившийся на рынке Datsun 1200.

Однако общая концепция автомобиля была по сравнению с «импортами» совершенно иной. В отличие от европейских и японских аналогов, проектировавшихся изначально в качестве полноценных семейных автомобилей для умеренно комфортабельного размещения четырёх-пяти человек, «Пинто», в соответствии с господствовавшими на момент его разработки в американском автомобилестроении трендами, создавался как спортивно-молодёжная модель для экономных покупателей, с динамичным дизайном, напоминающим уменьшенный вариант более крупного Ford Maverick, приземистым кузовом типа «фастбэк», покатой крышей над задними сиденьями и очень низкой посадкой водителя и пассажиров. Получение наибольшего объёма салона при минимальных внешних габаритах, весьма заботившее европейских и, в особенности, японских инженеров, отнюдь не было в числе приоритетов — по сути машина была двухместной с возможностью при необходимости посадить ещё двоих человек на задний ряд сидений для короткой поездки.

Автомобиль имел несущий кузов и «классическую» компоновку, с продольно расположенным двигателем впереди и приводом на задние колёса через механическую или автоматическую коробки передач. Передняя подвеска автомобиля — независимая пружинная, на двойных поперечных рычагах, задняя — зависимая, с неразрезной балкой моста на листовых рессорах. Рулевое управление — с реечного типа. Усилители рулевого управления и тормозов в базовой комплектации отсутствовали и предлагались за отдельную доплату.

Производство

Ford представил Pinto с рекламным слоганом Маленькая беззаботная машина и произвёл первую розничную поставку в Северной Америке Чарльзу Дж. Пинто (Charles J. Pinto) из Пинто, штат Мэриленд, за рекордные 25 месяцев от концепта до серии. Поставками Pinto, согласно Cumberland Times-News от 13 сентября 1970, руководил Артур Коуэлл (Arthur Kowell), президент Kowell Ford Inc.

Pinto был представлен как двухдверный седан после того, как при проектировании альтернативных вариантов кузова возникли трудности[7]. Первоначальная цена Pinto начального уровня составляла примерно $1850, что делало Pinto самым дешёвым автомобилем Ford за много лет, со времён бюджетных моделей конца пятидесятых годов, подрывая позиции Chevrolet Vega от GM и непосредственно нацеливаясь на позиции импортируемых моделей, которые продолжали прибавлять конкурентов, таких как Mazda 1200 в 1971 году, Subaru DL в 1972 и Honda Civic в 1973[8]

Pinto производились в Сент-Томасе (St. Thomas), провинция Онтарио, Канада; Эдисоне (Edison), штат Нью-Джерси; и Ричмонде (Richmond), штат Калифорния[9]. С 1976 модельного года наряду с Pinto предлагался переднеприводный Ford Fiesta германского производства, более компактный, но с примерно такого же размера салоном, что делало их по сути альтернативными друг другу моделями, ориентированными на разные части аудитории. Оба автомобиля фактически были заменены моделью Ford Escort в 1981 модельном году.

Продажи «Пинто» начались 11 сентября 1970 года. Изначально он предлагался только в кузове «купе-фастбэк» (фактически — двухдверный седан), с покатой задней стенкой и обычной крышкой багажника.

  • Ford Pinto runabout.jpg

  • Ford Pinto runabout (1).jpg

  • Ford Pinto runabout (2).jpg

Хетчбэк, отличавшийся полноценной третьей дверью в задке, получил собственное название — Pinto Runabout (в честь одного из самых популярных типов кузова Ford T) и стал доступен для предзаказа лишь 20 февраля 1971 года, после премьеры на Чикагском автошоу[7], а ещё через пять дней — появился в свободной продаже по цене $2 062. Его отличительными чертами были хромированные наружные петли третьей двери и пять декоративных блестящих молдингов на крыше. Задняя дверь снабжалась пневматическими упорами, а в салоне появилось складывающееся заднее сиденье (за отдельные деньги оно стало доступно и на седане). При тех же внешних габаритах, хетчбэк при сложенном заднем сиденье получал багажное отделение объёмом чуть более 1 м³[7]. Изначально стекло задней двери хетчбэка было такого же размера, как и на седане, но к 1972 модельному году оно было существенно увеличено в размерах и теперь занимало практически всю заднюю дверь. Впоследствии появилась цельностеклянная задняя дверца. 24 февраля 1972 года был представлен универсал «Пинто»[7]. Он был длиннее седана и хетчбэка — 4 390 мм, и имел багажное отделение объёмом 1,7 м³[7]. Это был первый трёхдверный универсал в модельном ряду «Форда» с самого 1961 года. 2-литровый двигатель и дисковые передние тормоза были стандартным оборудованием, откидывающиеся для вентиляции задние стёкла предлагались за отдельную доплату. Вариант комплектации Pinto Squire включал в себя фальшь-деревянную отделку на боковинах кузова.

Другой вариант комплектации универсала — Pinto Cruising Wagon — предлагался с 1977 по 1980 модельный год. По сути это был развозной фургон с глухими металлическими панелями вместо задних стёкол, но «Форд» позиционировал его в качестве автомобиля для любителей дальних поездок — задняя часть кузова, снабжённая круглыми окошками-«иллюминаторами», служила в качестве спальника.

Для купе и хетчбэка также было доступно несколько «спортивных» пакетов опций, но, в отличие от конкурентов, они сводились лишь к внешнему тюнингу — ничего подобного Cosworth Vega с серьёзно доработанным штатным двигателем или Gremlin X с 304-м V8 «Форд» не предлагал. К 1979 модельному году «Пинто» претерпел первый за свою конвейерную жизнь серьёзный рестайлинг — появились прямоугольные фары, новая решётка радиатора, бампера с пластиковыми «ушами» и более крупные задние фонари. Производство было прекращено после окончания 1980 модельного года.

Двигатели

За исключением 1973 и 1980 годов, для Pinto было доступно два силовых агрегата — базовый и доступный за доплату более объёмный и мощный. В первые пять лет выпуска предлагались только рядные четырёхцилиндровые двигатели. Рейтинг мощности двигателей менялся производителем каждый год, как в связи с вносимыми в их конструкцию изменениями, так и ввиду изменения федеральных стандартов.[10]

Особо следует отметить введение в 1974 году 2,3-литрового рядного четырёхцилиндрового двигателя с распредвалом в головке цилиндров. Этот двигатель с модернизациями оставался в производстве до 1997 года. Особенную известность получили его наддувные варианты, ставившиеся на Thunderbird Turbo Coupe середины 80-х годов, Mustang SVO и Merkur XR4Ti.[10]

Первоначально «Пинто» поставлялись в базе с 1600-кубовым мотором выпуска британского филиала компании, а в качестве опционального предлагался германский двигатель объёмом 2000 см³. Двухлитровый двигатель имел двухкамерный карбюратор, аналогичный устанавливавшемуся на Maverick за исключением большего сечения одного из диффузоров. Лёгкий (чуть более 910 кг) автомобиль с ним разгонялся с 0 до 60 миль/ч (96 км/ч) за 10,8 с, что для того времени было очень хорошим результатом, особенно для такого скромного рабочего объёма: конкурентный Chevrolet Vega с более крупным 2,3-литровым мотором разгонялся до той же «американской сотни» за 12,2 секунды. С появлением федеральных экологических стандартов Ford посчитал целесообразным отказаться от импорта европейских двигателей, вместо чего стал использовать уже сертифицированные в США местные разработки. Вследствие этого, а также установки соответствующих новым федеральным стандартам безопасности при столкновении массивных «пятимилевых» бамперов, динамические качества автомобиля ощутимо ухудшились.

В 1972 году SAE был изменён метод, используемый для измерения мощности двигателей — вместо показаний, снятых с самого двигателя без навесного оборудования, было предписано указывать значения, полученные непосредственно на ведущих колёсах автомобиля при измерениях на динамометрическом стенде. В результате рейтинг мощности двигателя Pinto объёмом 1,6 л (98 дюймов³), ранее составлявший 75 л.с. (56 kW), упал до 54 л.с. (40 кВт), а для двигателя объёмом 2,0 л (120 дюймов³) — до 100 л.с. (75 кВт) в 1971 году и 86 л.с. (64 kW) в 1972.[11] Фактическая мощность двигателей при этом практически не изменилась.

1971
  • 1,6 л. (98 CID) Kent OHV I4 — 75 л.с. (56 кВт) и 130 Н·м
  • 2,0 л. (122 CID) EAO SOHC I4 — 100 л.с. (75 кВт)
1972
  • 1,6 л. Kent — 54 л.с. (40 кВт)
  • 2,0 л. EAO — 86 л.с. (64 кВт)
1973
  • 2,0 л. EAO — 86 л.с. (64 кВт)
1974
  • 2,0 л. EAO — 86 л.с. (64 кВт)
  • 2,3 л. (140 CID) OHC — 90 л.с. (67 кВт)
1975
  • 2,3 л. OHC — 83 л.с. (62 кВт)
  • 2,8 л. (170 CID) Cologne V6 — 97 л.с. (72 кВт)
1976
  • 2,3 л. OHC — 92 л.с. (69 кВт) и 164 Н·м
  • 2,8 л. Cologne — 103 л.с. (77 кВт) и 202 Н·м
1977
  • 2,3 л. OHC — 89 л.с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л. Cologne — 93 л.с. (69 кВт) и 190 Н·м
1978
  • 2,3 л. OHC — 88 л.с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л. Cologne — 90 л.с. (67 кВт) и 194 Н·м
1979
  • 2,3 л. OHC — 88 л.с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л. Cologne — 102 л.с. (76 кВт) и 187 Н·м
1980
  • 2,3 л. OHC — 88 л.с. (66 кВт) и 161 Н·м

Отзывы и критика

Журнал Road & Track раскритиковал достаточно примитивную конструкцию подвески и устаревшие барабанные тормоза, назвав последние «значительным недостатком», но при этом похвалил 1,6-литровый двигатель Kent, взятый от европейских «Фордов». Устанавливавшийся на Chevrolet Vega более крупный 2,3-литровый рядный четырёхцилиндровый двигатель с алюминиевым блоком цилиндров в теории представлял собой более передовую конструкцию, но на практике так никогда и не был доведён до должного уровня надёжности. Тем не менее, авторитетное издание Consumer Reports оценило Pinto модели 1971 года ниже, чем Chevrolet Vega, хотя и выше, чем AMC Gremlin.

В 2004 году журнал Forbes поместил Pinto в свой список худших машин всех времён.[12]

Основываясь на приписываемых Pinto технических проблемах и неудовлетворительной безопасности, журнал Time и Дэн Нейл указали Pinto в своём списке 2008 г. Пятидесяти самых худших машин всех времён.[13]

В 2009 году BusinessWeek поместил Pinto в свой список самых уродливых машин за последние 50 лет.[14]

Дискуссия вокруг топливного бака

После сделанных в 1977 г. заявлений, что конструкция кузова Pinto допускает поломку заправочной горловины топливного бака[7] и при ударе в заднюю часть кузова в исключительных случаях топливный бак может быть пробит[7], что приведёт к фатальному возгоранию из-за разлива топлива, вокруг Pinto развернулась дискуссия.

Доводы и иски

Доводы критиков заключались в том, что у автомобиля недостаточна прочность силовых элементов между задней кузовной панелью и топливным баком, и при ударе сзади топливный бак может быть протолкнут вперёд и пробит выступающими болтами дифференциала[15] — что делает автомобиль менее безопасным по сравнению с конкурентами.

Согласно статье журнала Mother Jones 1977 г., фирма Ford, якобы, будучи осведомлена об этом пороке конструкции, отказалась оплачивать перепроектирование, и решила, что будет дешевле оплачивать возможные иски за смерти, вызванные этим изъяном. Журнал заполучил анализ по критерию стоимость-эффективность, из которого следовало, что фирма Ford сравнивала стоимость ремонта 11 долларов и денежной коменсации за человеческую жизнь — что стало известно как Меморандум Ford Pinto.[13][16][17]

Пример заднего столкновения Pinto, который привёл к иску — катастрофа 1972 г., в которой погибла Лили Грэй (Lilly Gray) и получил тяжёлые ожоги 13-летний Ричард Гримшоу (Richard Grimshaw). Катастрофа привела к судебному прецеденту Гримшоу против компании Ford Motor,[18] в котором Апелляционный суд штата Калифорния четвёртого Апелляционного округа поддержал требование о возмещении ущерба в размере 2,5 миллионов долларов и штрафные выплаты в размере 3,5 миллионов долларов против компании Ford, частично потому, что Ford знала об этом конструктивном дефекте до начала производства, но решила не менять конструкцию.

Отзыв

Национальное управление безопасностью движения на трассах (NHTSA) оказало давление на Ford, чтобы фирма отозвала Pinto, мотивируя это протестами общественности и давлением таких групп, как Центр безопасности автомобилей Ральфа Нейдера (Ralph Nader). Сначала NHTSA не ощущало наличия существенных доказательств необходимости отзы́ва по причине инцидентов с возгораниями. 27 случаев гибели людей, приписываемых возгораниям Pinto, совпадает с количеством смертельных случаев, приписываемых проблемам с трансмиссией Pinto, которые привели в общей сложности к 180 смертельным случаям на машинах марки Ford, и в 1974 г. NHTSA постановило, что у Pinto нет недостатков, требующих отзы́ва.[19]

В 1978 г., фирма Ford инициировала отзыв автомобилей Pinto для установки дилерами пластиковых защитных экранов: одного — между топливным баком и болтами дифференциала, другого — для предотвращения контакта между правым задним амортизатором и новой горловиной топливного бака, которая была глубже утоплена в бак и была более устойчива к излому при наезде сзади.[7][20]

Статья Шварца

В статье 1991 г. в статье «The Myth of the Ford Pinto Case», для журнала Rutgers Law Review, Гэри Т. Шварц (Gary T. Schwartz)[5] утверждал, что факты против Pinto не ясны.[21][22]

В соответствии с его исследованиями, число погибших при возгораниях Pinto в результате наезда сзади было значительно меньше сотен, упоминавшихся в тогдашних новостных репортажах, и скорее ближе к 27 случаям, занесённым в ограниченную базу данных NHTSA. Исходя из объёмов производства Pinto (было выпущено свыше 2 миллионов), это не является худшим показателем по сравнению с типичными показателями для того времени. Шварц утверждал, что машина была предрасположена к возгоранию не более других автомобилей того времени, что её коэффициенты смертности были ниже, чем сопоставимые параметры импортируемых автомобилей и что предполагаемый как явная улика документ, который истцы привели в качестве примера, демонстрирующего бессердечие фирмы Ford при проектировании Pinto, фактически являлся документом основанным на обязательных постановлениях Национального управления безопасностью движения на трассах о стоимости человеческой жизни — а не документом, содержащим оценку возможной ответственности фирмы Ford за гражданское правонарушение.

Исследование Шварца заявляло:

  • Меморандум Ford Pinto не использовался и не обсуждался внутри фирмы Ford, а прилагался к письму о предлагаемых правилах, отправленному в NHTSA. Когда истцы пытались использовать меморандум в качестве основания требований штрафных выплат, судья, участвующий в рассмотрении дела, постановил, что он не может быть допущен к рассмотрению в подобном качестве (p. 1021, Исследование Шварца).
  • Расположение топливного бака Pinto позади задней оси, рассматривающееся, якобы, как его конструктивный недостаток, было в те времена обычным явлением на американских машинах (p. 1027).
  • Прецедент Апелляционного суда штата Калифорния в те времена не только терпимо относился к пренебрежению безопасностью ради удешевления со стороны производителей, но даже, по всей вероятности, поощрял производителей рассматривать возможность подобной экономии (p. 1037).

Галерея

Ford Pinto 1974 г.  

Ford Pinto  

Ford Pinto 1975 г. хэтчбэк  

Ford Pinto 1979 г.  

Ford Pinto, переделанный в ют  

Pinto Pangra  

Mercury Bobcat  

Напишите отзыв о статье "Ford Pinto"

Примечания

  1. ↑ [www.carfolio.com/specifications/models/car/?car=131989 Carfolio 1970 Pinto]. [www.webcitation.org/66eSautdq Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  2. ↑ [auto.howstuffworks.com/1971-1980-ford-pinto3.htm How Stuff Works Pinto]. [www.webcitation.org/66eSbbaqc Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  3. ↑ [www.autonews.com/apps/pbcs.dll/artikkel?Dato=20030616&Kategori=SUB&Lopenr=306160770&Ref=AR building just 68,179 Pintos that year]. [www.webcitation.org/6F9jOkUTh Архивировано из первоисточника 16 марта 2013].
  4. ↑ Mays, James C. Ford and Canada: 100 Years Together (Montréal: Syam Publishing, 2003), p.116.
  5. ↑ 1 2 www.pointoflaw.com/articles/The_Myth_of_the_Ford_Pinto_Case.pdfPDF (3.94 MB)
  6. ↑ [www.safarix.com/0130991635/ch22](недоступная ссылка)
  7. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 [auto.howstuffworks.com/1971-1980-ford-pinto.htm/printable Birth of the Ford Pinto]. Howstuffworks.com. [www.webcitation.org/66eScJkG0 Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  8. ↑ (1970-08-26) «Quart in a Pinto». The Motor (magazine) 3558: pages 26–27.
  9. ↑ Smith, Charles. [sfgate.com/cgi-bin/article.cgi?f=/c/a/2006/03/25/HOG2UHS4701.DTL Lofty ambition / Developer revs up former Ford factory in Richmond for real live-work spaces], The San Francisco Chronicle (March 25, 2006).
  10. ↑ 1 2 Gunnell, John A. and Lenzke, James T. Standard Catalog of Ford Cars, 1903-1990. — Krause Publications, 1995. — ISBN 0-87341-140-4.
  11. ↑ [auto.howstuffworks.com/1971-1980-ford-pinto.htm HowStuffWorks "The Birth of the Ford Pinto"]. [www.webcitation.org/66eSfJs4R Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  12. ↑ [www.msnbc.msn.com/id/4063790 The worst cars of all time]. Forbes, Dan Lienert 1/27/2004. [www.webcitation.org/66eSgKAhz Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  13. ↑ 1 2 [www.time.com/time/specials/2007/article/0,28804,1658545_1658498_1657866,00.html 1971 Ford Pinto - The 50 Worst Cars of All Time], Time (September 7, 2007).
  14. ↑ [finance.yahoo.com/family-home/article/108046/fifty-ugliest-cars-of-the-past-50-years.html?mod=family-autos Ugliest Cars of the Past 50 Years]. Business Week, Damian Joseph, October 30, 2009. [www.webcitation.org/66eSh3UmJ Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  15. ↑ [books.google.com/books?id=qIlPURPTx30C&pg=PA9q=%22station+wagon%22+vs.+%22hatchback%22&hl=en&ei=aitgTNmnJ4bWtQPT_4SqCw&sa=X&oi=book_result&ct=result&resnum=5&ved=0CEgQ6AEwBDgo#v=onepage&q&f=false The Ford Pinto Case]. — State University of New York Press, Douglas Birsch and John Fielder, 1994, page 3.
  16. ↑ Mark Dowie. [motherjones.com/politics/1977/09/pinto-madness?page=1 Pinto Madness]. Mother Jones, (September/October, 1977). [www.webcitation.org/66eShry82 Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  17. ↑ "Fatalities Associated With Crash Induced Fuel Leakage and Fires," by E.S. Grush and C.S. Saundy, Environmental and Safety Engineering.
  18. ↑ [online.ceb.com/calcases/CA3/119CA3d757.htm Grimshaw v. Ford Motor Co.]. [www.webcitation.org/66eSiknD1 Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  19. ↑ Pinto "Madness," a Flawed Landmark Narrative: An Organizational and Network Analysis, M T Lee and M D Ermann, Social Problems, Vol 46, No 1 Feb 1999
  20. ↑ [www-odi.nhtsa.dot.gov/recalls/results.cfm?start=1&SearchType=DrillDown&type=VEHICLE&year=1975&make=FORD&model=PINTO&component_id=0&TYPENUM=1&summary=true NHTSA Recalls for the 1975 Ford Pinto]. [www.webcitation.org/66eSjE4Bu Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  21. ↑ [wheels.blogs.nytimes.com/2010/02/25/at-the-toyota-hearing-remembering-the-pinto/ At the Toyota Hearing, Remembering the Pinto]. The New York Times, JIM MOTAVALLI, Feb 25, 2010. [www.webcitation.org/66eSjjddA Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].
  22. ↑ [wheels.blogs.nytimes.com/2010/02/25/at-the-toyota-hearing-remembering-the-pinto/ Cursed Cars: The Ford Pinto]. Minneapolis Cars Examiner, Examiner.com, October 29th, Nathan Hook. [www.webcitation.org/66eSjjddA Архивировано из первоисточника 3 апреля 2012].

Отрывок, характеризующий Ford Pinto

Дом князя был не то, что называется «свет», но это был такой маленький кружок, о котором хотя и не слышно было в городе, но в котором лестнее всего было быть принятым. Это понял Борис неделю тому назад, когда при нем Ростопчин сказал главнокомандующему, звавшему графа обедать в Николин день, что он не может быть: – В этот день уж я всегда езжу прикладываться к мощам князя Николая Андреича. – Ах да, да, – отвечал главнокомандующий. – Что он?.. Небольшое общество, собравшееся в старомодной, высокой, с старой мебелью, гостиной перед обедом, было похоже на собравшийся, торжественный совет судилища. Все молчали и ежели говорили, то говорили тихо. Князь Николай Андреич вышел серьезен и молчалив. Княжна Марья еще более казалась тихою и робкою, чем обыкновенно. Гости неохотно обращались к ней, потому что видели, что ей было не до их разговоров. Граф Ростопчин один держал нить разговора, рассказывая о последних то городских, то политических новостях. Лопухин и старый генерал изредка принимали участие в разговоре. Князь Николай Андреич слушал, как верховный судья слушает доклад, который делают ему, только изредка молчанием или коротким словцом заявляя, что он принимает к сведению то, что ему докладывают. Тон разговора был такой, что понятно было, никто не одобрял того, что делалось в политическом мире. Рассказывали о событиях, очевидно подтверждающих то, что всё шло хуже и хуже; но во всяком рассказе и суждении было поразительно то, как рассказчик останавливался или бывал останавливаем всякий раз на той границе, где суждение могло относиться к лицу государя императора. За обедом разговор зашел о последней политической новости, о захвате Наполеоном владений герцога Ольденбургского и о русской враждебной Наполеону ноте, посланной ко всем европейским дворам. – Бонапарт поступает с Европой как пират на завоеванном корабле, – сказал граф Ростопчин, повторяя уже несколько раз говоренную им фразу. – Удивляешься только долготерпению или ослеплению государей. Теперь дело доходит до папы, и Бонапарт уже не стесняясь хочет низвергнуть главу католической религии, и все молчат! Один наш государь протестовал против захвата владений герцога Ольденбургского. И то… – Граф Ростопчин замолчал, чувствуя, что он стоял на том рубеже, где уже нельзя осуждать. – Предложили другие владения заместо Ольденбургского герцогства, – сказал князь Николай Андреич. – Точно я мужиков из Лысых Гор переселял в Богучарово и в рязанские, так и он герцогов. – Le duc d'Oldenbourg supporte son malheur avec une force de caractere et une resignation admirable, [Герцог Ольденбургский переносит свое несчастие с замечательной силой воли и покорностью судьбе,] – сказал Борис, почтительно вступая в разговор. Он сказал это потому, что проездом из Петербурга имел честь представляться герцогу. Князь Николай Андреич посмотрел на молодого человека так, как будто он хотел бы ему сказать кое что на это, но раздумал, считая его слишком для того молодым. – Я читал наш протест об Ольденбургском деле и удивлялся плохой редакции этой ноты, – сказал граф Ростопчин, небрежным тоном человека, судящего о деле ему хорошо знакомом. Пьер с наивным удивлением посмотрел на Ростопчина, не понимая, почему его беспокоила плохая редакция ноты. – Разве не всё равно, как написана нота, граф? – сказал он, – ежели содержание ее сильно. – Mon cher, avec nos 500 mille hommes de troupes, il serait facile d'avoir un beau style, [Мой милый, с нашими 500 ми тысячами войска легко, кажется, выражаться хорошим слогом,] – сказал граф Ростопчин. Пьер понял, почему графа Ростопчина беспокоила pедакция ноты. – Кажется, писак довольно развелось, – сказал старый князь: – там в Петербурге всё пишут, не только ноты, – новые законы всё пишут. Мой Андрюша там для России целый волюм законов написал. Нынче всё пишут! – И он неестественно засмеялся. Разговор замолк на минуту; старый генерал прокашливаньем обратил на себя внимание. – Изволили слышать о последнем событии на смотру в Петербурге? как себя новый французский посланник показал! – Что? Да, я слышал что то; он что то неловко сказал при Его Величестве. – Его Величество обратил его внимание на гренадерскую дивизию и церемониальный марш, – продолжал генерал, – и будто посланник никакого внимания не обратил и будто позволил себе сказать, что мы у себя во Франции на такие пустяки не обращаем внимания. Государь ничего не изволил сказать. На следующем смотру, говорят, государь ни разу не изволил обратиться к нему. Все замолчали: на этот факт, относившийся лично до государя, нельзя было заявлять никакого суждения. – Дерзки! – сказал князь. – Знаете Метивье? Я нынче выгнал его от себя. Он здесь был, пустили ко мне, как я ни просил никого не пускать, – сказал князь, сердито взглянув на дочь. И он рассказал весь свой разговор с французским доктором и причины, почему он убедился, что Метивье шпион. Хотя причины эти были очень недостаточны и не ясны, никто не возражал. За жарким подали шампанское. Гости встали с своих мест, поздравляя старого князя. Княжна Марья тоже подошла к нему. Он взглянул на нее холодным, злым взглядом и подставил ей сморщенную, выбритую щеку. Всё выражение его лица говорило ей, что утренний разговор им не забыт, что решенье его осталось в прежней силе, и что только благодаря присутствию гостей он не говорит ей этого теперь. Когда вышли в гостиную к кофе, старики сели вместе. Князь Николай Андреич более оживился и высказал свой образ мыслей насчет предстоящей войны. Он сказал, что войны наши с Бонапартом до тех пор будут несчастливы, пока мы будем искать союзов с немцами и будем соваться в европейские дела, в которые нас втянул Тильзитский мир. Нам ни за Австрию, ни против Австрии не надо было воевать. Наша политика вся на востоке, а в отношении Бонапарта одно – вооружение на границе и твердость в политике, и никогда он не посмеет переступить русскую границу, как в седьмом году. – И где нам, князь, воевать с французами! – сказал граф Ростопчин. – Разве мы против наших учителей и богов можем ополчиться? Посмотрите на нашу молодежь, посмотрите на наших барынь. Наши боги – французы, наше царство небесное – Париж. Он стал говорить громче, очевидно для того, чтобы его слышали все. – Костюмы французские, мысли французские, чувства французские! Вы вот Метивье в зашей выгнали, потому что он француз и негодяй, а наши барыни за ним ползком ползают. Вчера я на вечере был, так из пяти барынь три католички и, по разрешенью папы, в воскресенье по канве шьют. А сами чуть не голые сидят, как вывески торговых бань, с позволенья сказать. Эх, поглядишь на нашу молодежь, князь, взял бы старую дубину Петра Великого из кунсткамеры, да по русски бы обломал бока, вся бы дурь соскочила! Все замолчали. Старый князь с улыбкой на лице смотрел на Ростопчина и одобрительно покачивал головой. – Ну, прощайте, ваше сиятельство, не хворайте, – сказал Ростопчин, с свойственными ему быстрыми движениями поднимаясь и протягивая руку князю. – Прощай, голубчик, – гусли, всегда заслушаюсь его! – сказал старый князь, удерживая его за руку и подставляя ему для поцелуя щеку. С Ростопчиным поднялись и другие. Княжна Марья, сидя в гостиной и слушая эти толки и пересуды стариков, ничего не понимала из того, что она слышала; она думала только о том, не замечают ли все гости враждебных отношений ее отца к ней. Она даже не заметила особенного внимания и любезностей, которые ей во всё время этого обеда оказывал Друбецкой, уже третий раз бывший в их доме. Княжна Марья с рассеянным, вопросительным взглядом обратилась к Пьеру, который последний из гостей, с шляпой в руке и с улыбкой на лице, подошел к ней после того, как князь вышел, и они одни оставались в гостиной. – Можно еще посидеть? – сказал он, своим толстым телом валясь в кресло подле княжны Марьи. – Ах да, – сказала она. «Вы ничего не заметили?» сказал ее взгляд. Пьер находился в приятном, после обеденном состоянии духа. Он глядел перед собою и тихо улыбался. – Давно вы знаете этого молодого человека, княжна? – сказал он. – Какого? – Друбецкого? – Нет, недавно… – Что он вам нравится? – Да, он приятный молодой человек… Отчего вы меня это спрашиваете? – сказала княжна Марья, продолжая думать о своем утреннем разговоре с отцом. – Оттого, что я сделал наблюдение, – молодой человек обыкновенно из Петербурга приезжает в Москву в отпуск только с целью жениться на богатой невесте. – Вы сделали это наблюденье! – сказала княжна Марья. – Да, – продолжал Пьер с улыбкой, – и этот молодой человек теперь себя так держит, что, где есть богатые невесты, – там и он. Я как по книге читаю в нем. Он теперь в нерешительности, кого ему атаковать: вас или mademoiselle Жюли Карагин. Il est tres assidu aupres d'elle. [Он очень к ней внимателен.] – Он ездит к ним? – Да, очень часто. И знаете вы новую манеру ухаживать? – с веселой улыбкой сказал Пьер, видимо находясь в том веселом духе добродушной насмешки, за который он так часто в дневнике упрекал себя. – Нет, – сказала княжна Марья. – Теперь чтобы понравиться московским девицам – il faut etre melancolique. Et il est tres melancolique aupres de m lle Карагин, [надо быть меланхоличным. И он очень меланхоличен с m elle Карагин,] – сказал Пьер. – Vraiment? [Право?] – сказала княжна Марья, глядя в доброе лицо Пьера и не переставая думать о своем горе. – «Мне бы легче было, думала она, ежели бы я решилась поверить кому нибудь всё, что я чувствую. И я бы желала именно Пьеру сказать всё. Он так добр и благороден. Мне бы легче стало. Он мне подал бы совет!» – Пошли бы вы за него замуж? – спросил Пьер. – Ах, Боже мой, граф, есть такие минуты, что я пошла бы за всякого, – вдруг неожиданно для самой себя, со слезами в голосе, сказала княжна Марья. – Ах, как тяжело бывает любить человека близкого и чувствовать, что… ничего (продолжала она дрожащим голосом), не можешь для него сделать кроме горя, когда знаешь, что не можешь этого переменить. Тогда одно – уйти, а куда мне уйти?… – Что вы, что с вами, княжна? Но княжна, не договорив, заплакала. – Я не знаю, что со мной нынче. Не слушайте меня, забудьте, что я вам сказала. Вся веселость Пьера исчезла. Он озабоченно расспрашивал княжну, просил ее высказать всё, поверить ему свое горе; но она только повторила, что просит его забыть то, что она сказала, что она не помнит, что она сказала, и что у нее нет горя, кроме того, которое он знает – горя о том, что женитьба князя Андрея угрожает поссорить отца с сыном. – Слышали ли вы про Ростовых? – спросила она, чтобы переменить разговор. – Мне говорили, что они скоро будут. Andre я тоже жду каждый день. Я бы желала, чтоб они увиделись здесь. – А как он смотрит теперь на это дело? – спросил Пьер, под он разумея старого князя. Княжна Марья покачала головой. – Но что же делать? До года остается только несколько месяцев. И это не может быть. Я бы только желала избавить брата от первых минут. Я желала бы, чтобы они скорее приехали. Я надеюсь сойтись с нею. Вы их давно знаете, – сказала княжна Марья, – скажите мне, положа руку на сердце, всю истинную правду, что это за девушка и как вы находите ее? Но всю правду; потому что, вы понимаете, Андрей так много рискует, делая это против воли отца, что я бы желала знать… Неясный инстинкт сказал Пьеру, что в этих оговорках и повторяемых просьбах сказать всю правду, выражалось недоброжелательство княжны Марьи к своей будущей невестке, что ей хотелось, чтобы Пьер не одобрил выбора князя Андрея; но Пьер сказал то, что он скорее чувствовал, чем думал. – Я не знаю, как отвечать на ваш вопрос, – сказал он, покраснев, сам не зная от чего. – Я решительно не знаю, что это за девушка; я никак не могу анализировать ее. Она обворожительна. А отчего, я не знаю: вот всё, что можно про нее сказать. – Княжна Марья вздохнула и выражение ее лица сказало: «Да, я этого ожидала и боялась». – Умна она? – спросила княжна Марья. Пьер задумался. – Я думаю нет, – сказал он, – а впрочем да. Она не удостоивает быть умной… Да нет, она обворожительна, и больше ничего. – Княжна Марья опять неодобрительно покачала головой. – Ах, я так желаю любить ее! Вы ей это скажите, ежели увидите ее прежде меня. – Я слышал, что они на днях будут, – сказал Пьер. Княжна Марья сообщила Пьеру свой план о том, как она, только что приедут Ростовы, сблизится с будущей невесткой и постарается приучить к ней старого князя. Женитьба на богатой невесте в Петербурге не удалась Борису и он с этой же целью приехал в Москву. В Москве Борис находился в нерешительности между двумя самыми богатыми невестами – Жюли и княжной Марьей. Хотя княжна Марья, несмотря на свою некрасивость, и казалась ему привлекательнее Жюли, ему почему то неловко было ухаживать за Болконской. В последнее свое свиданье с ней, в именины старого князя, на все его попытки заговорить с ней о чувствах, она отвечала ему невпопад и очевидно не слушала его. Жюли, напротив, хотя и особенным, одной ей свойственным способом, но охотно принимала его ухаживанье. Жюли было 27 лет. После смерти своих братьев, она стала очень богата. Она была теперь совершенно некрасива; но думала, что она не только так же хороша, но еще гораздо больше привлекательна, чем была прежде. В этом заблуждении поддерживало ее то, что во первых она стала очень богатой невестой, а во вторых то, что чем старее она становилась, тем она была безопаснее для мужчин, тем свободнее было мужчинам обращаться с нею и, не принимая на себя никаких обязательств, пользоваться ее ужинами, вечерами и оживленным обществом, собиравшимся у нее. Мужчина, который десять лет назад побоялся бы ездить каждый день в дом, где была 17 ти летняя барышня, чтобы не компрометировать ее и не связать себя, теперь ездил к ней смело каждый день и обращался с ней не как с барышней невестой, а как с знакомой, не имеющей пола. Дом Карагиных был в эту зиму в Москве самым приятным и гостеприимным домом. Кроме званых вечеров и обедов, каждый день у Карагиных собиралось большое общество, в особенности мужчин, ужинающих в 12 м часу ночи и засиживающихся до 3 го часу. Не было бала, гулянья, театра, который бы пропускала Жюли. Туалеты ее были всегда самые модные. Но, несмотря на это, Жюли казалась разочарована во всем, говорила всякому, что она не верит ни в дружбу, ни в любовь, ни в какие радости жизни, и ожидает успокоения только там . Она усвоила себе тон девушки, понесшей великое разочарованье, девушки, как будто потерявшей любимого человека или жестоко обманутой им. Хотя ничего подобного с ней не случилось, на нее смотрели, как на такую, и сама она даже верила, что она много пострадала в жизни. Эта меланхолия, не мешавшая ей веселиться, не мешала бывавшим у нее молодым людям приятно проводить время. Каждый гость, приезжая к ним, отдавал свой долг меланхолическому настроению хозяйки и потом занимался и светскими разговорами, и танцами, и умственными играми, и турнирами буриме, которые были в моде у Карагиных. Только некоторые молодые люди, в числе которых был и Борис, более углублялись в меланхолическое настроение Жюли, и с этими молодыми людьми она имела более продолжительные и уединенные разговоры о тщете всего мирского, и им открывала свои альбомы, исписанные грустными изображениями, изречениями и стихами. Жюли была особенно ласкова к Борису: жалела о его раннем разочаровании в жизни, предлагала ему те утешения дружбы, которые она могла предложить, сама так много пострадав в жизни, и открыла ему свой альбом. Борис нарисовал ей в альбом два дерева и написал: Arbres rustiques, vos sombres rameaux secouent sur moi les tenebres et la melancolie. [Сельские деревья, ваши темные сучья стряхивают на меня мрак и меланхолию.] В другом месте он нарисовал гробницу и написал: «La mort est secourable et la mort est tranquille «Ah! contre les douleurs il n'y a pas d'autre asile». [Смерть спасительна и смерть спокойна; О! против страданий нет другого убежища.] Жюли сказала, что это прелестно. – II y a quelque chose de si ravissant dans le sourire de la melancolie, [Есть что то бесконечно обворожительное в улыбке меланхолии,] – сказала она Борису слово в слово выписанное это место из книги. – C'est un rayon de lumiere dans l'ombre, une nuance entre la douleur et le desespoir, qui montre la consolation possible. [Это луч света в тени, оттенок между печалью и отчаянием, который указывает на возможность утешения.] – На это Борис написал ей стихи: «Aliment de poison d'une ame trop sensible, «Toi, sans qui le bonheur me serait impossible, «Tendre melancolie, ah, viens me consoler, «Viens calmer les tourments de ma sombre retraite «Et mele une douceur secrete «A ces pleurs, que je sens couler». [Ядовитая пища слишком чувствительной души, Ты, без которой счастье было бы для меня невозможно, Нежная меланхолия, о, приди, меня утешить, Приди, утиши муки моего мрачного уединения И присоедини тайную сладость К этим слезам, которых я чувствую течение.] Жюли играла Борису нa арфе самые печальные ноктюрны. Борис читал ей вслух Бедную Лизу и не раз прерывал чтение от волнения, захватывающего его дыханье. Встречаясь в большом обществе, Жюли и Борис смотрели друг на друга как на единственных людей в мире равнодушных, понимавших один другого. Анна Михайловна, часто ездившая к Карагиным, составляя партию матери, между тем наводила верные справки о том, что отдавалось за Жюли (отдавались оба пензенские именья и нижегородские леса). Анна Михайловна, с преданностью воле провидения и умилением, смотрела на утонченную печаль, которая связывала ее сына с богатой Жюли. – Toujours charmante et melancolique, cette chere Julieie, [Она все так же прелестна и меланхолична, эта милая Жюли.] – говорила она дочери. – Борис говорит, что он отдыхает душой в вашем доме. Он так много понес разочарований и так чувствителен, – говорила она матери. – Ах, мой друг, как я привязалась к Жюли последнее время, – говорила она сыну, – не могу тебе описать! Да и кто может не любить ее? Это такое неземное существо! Ах, Борис, Борис! – Она замолкала на минуту. – И как мне жалко ее maman, – продолжала она, – нынче она показывала мне отчеты и письма из Пензы (у них огромное имение) и она бедная всё сама одна: ее так обманывают! Борис чуть заметно улыбался, слушая мать. Он кротко смеялся над ее простодушной хитростью, но выслушивал и иногда выспрашивал ее внимательно о пензенских и нижегородских имениях. Жюли уже давно ожидала предложенья от своего меланхолического обожателя и готова была принять его; но какое то тайное чувство отвращения к ней, к ее страстному желанию выйти замуж, к ее ненатуральности, и чувство ужаса перед отречением от возможности настоящей любви еще останавливало Бориса. Срок его отпуска уже кончался. Целые дни и каждый божий день он проводил у Карагиных, и каждый день, рассуждая сам с собою, Борис говорил себе, что он завтра сделает предложение. Но в присутствии Жюли, глядя на ее красное лицо и подбородок, почти всегда осыпанный пудрой, на ее влажные глаза и на выражение лица, изъявлявшего всегдашнюю готовность из меланхолии тотчас же перейти к неестественному восторгу супружеского счастия, Борис не мог произнести решительного слова: несмотря на то, что он уже давно в воображении своем считал себя обладателем пензенских и нижегородских имений и распределял употребление с них доходов. Жюли видела нерешительность Бориса и иногда ей приходила мысль, что она противна ему; но тотчас же женское самообольщение представляло ей утешение, и она говорила себе, что он застенчив только от любви. Меланхолия ее однако начинала переходить в раздражительность, и не задолго перед отъездом Бориса, она предприняла решительный план. В то самое время как кончался срок отпуска Бориса, в Москве и, само собой разумеется, в гостиной Карагиных, появился Анатоль Курагин, и Жюли, неожиданно оставив меланхолию, стала очень весела и внимательна к Курагину. – Mon cher, – сказала Анна Михайловна сыну, – je sais de bonne source que le Prince Basile envoie son fils a Moscou pour lui faire epouser Julieie. [Мой милый, я знаю из верных источников, что князь Василий присылает своего сына в Москву, для того чтобы женить его на Жюли.] Я так люблю Жюли, что мне жалко бы было ее. Как ты думаешь, мой друг? – сказала Анна Михайловна. Мысль остаться в дураках и даром потерять весь этот месяц тяжелой меланхолической службы при Жюли и видеть все расписанные уже и употребленные как следует в его воображении доходы с пензенских имений в руках другого – в особенности в руках глупого Анатоля, оскорбляла Бориса. Он поехал к Карагиным с твердым намерением сделать предложение. Жюли встретила его с веселым и беззаботным видом, небрежно рассказывала о том, как ей весело было на вчерашнем бале, и спрашивала, когда он едет. Несмотря на то, что Борис приехал с намерением говорить о своей любви и потому намеревался быть нежным, он раздражительно начал говорить о женском непостоянстве: о том, как женщины легко могут переходить от грусти к радости и что у них расположение духа зависит только от того, кто за ними ухаживает. Жюли оскорбилась и сказала, что это правда, что для женщины нужно разнообразие, что всё одно и то же надоест каждому. – Для этого я бы советовал вам… – начал было Борис, желая сказать ей колкость; но в ту же минуту ему пришла оскорбительная мысль, что он может уехать из Москвы, не достигнув своей цели и даром потеряв свои труды (чего с ним никогда ни в чем не бывало). Он остановился в середине речи, опустил глаза, чтоб не видать ее неприятно раздраженного и нерешительного лица и сказал: – Я совсем не с тем, чтобы ссориться с вами приехал сюда. Напротив… – Он взглянул на нее, чтобы увериться, можно ли продолжать. Всё раздражение ее вдруг исчезло, и беспокойные, просящие глаза были с жадным ожиданием устремлены на него. «Я всегда могу устроиться так, чтобы редко видеть ее», подумал Борис. «А дело начато и должно быть сделано!» Он вспыхнул румянцем, поднял на нее глаза и сказал ей: – «Вы знаете мои чувства к вам!» Говорить больше не нужно было: лицо Жюли сияло торжеством и самодовольством; но она заставила Бориса сказать ей всё, что говорится в таких случаях, сказать, что он любит ее, и никогда ни одну женщину не любил более ее. Она знала, что за пензенские имения и нижегородские леса она могла требовать этого и она получила то, что требовала. Жених с невестой, не поминая более о деревьях, обсыпающих их мраком и меланхолией, делали планы о будущем устройстве блестящего дома в Петербурге, делали визиты и приготавливали всё для блестящей свадьбы. Граф Илья Андреич в конце января с Наташей и Соней приехал в Москву. Графиня всё была нездорова, и не могла ехать, – а нельзя было ждать ее выздоровления: князя Андрея ждали в Москву каждый день; кроме того нужно было закупать приданое, нужно было продавать подмосковную и нужно было воспользоваться присутствием старого князя в Москве, чтобы представить ему его будущую невестку. Дом Ростовых в Москве был не топлен; кроме того они приехали на короткое время, графини не было с ними, а потому Илья Андреич решился остановиться в Москве у Марьи Дмитриевны Ахросимовой, давно предлагавшей графу свое гостеприимство. Поздно вечером четыре возка Ростовых въехали во двор Марьи Дмитриевны в старой Конюшенной. Марья Дмитриевна жила одна. Дочь свою она уже выдала замуж. Сыновья ее все были на службе. Она держалась всё так же прямо, говорила также прямо, громко и решительно всем свое мнение, и всем своим существом как будто упрекала других людей за всякие слабости, страсти и увлечения, которых возможности она не признавала. С раннего утра в куцавейке, она занималась домашним хозяйством, потом ездила: по праздникам к обедни и от обедни в остроги и тюрьмы, где у нее бывали дела, о которых она никому не говорила, а по будням, одевшись, дома принимала просителей разных сословий, которые каждый день приходили к ней, и потом обедала; за обедом сытным и вкусным всегда бывало человека три четыре гостей, после обеда делала партию в бостон; на ночь заставляла себе читать газеты и новые книги, а сама вязала. Редко она делала исключения для выездов, и ежели выезжала, то ездила только к самым важным лицам в городе. Она еще не ложилась, когда приехали Ростовы, и в передней завизжала дверь на блоке, пропуская входивших с холода Ростовых и их прислугу. Марья Дмитриевна, с очками спущенными на нос, закинув назад голову, стояла в дверях залы и с строгим, сердитым видом смотрела на входящих. Можно бы было подумать, что она озлоблена против приезжих и сейчас выгонит их, ежели бы она не отдавала в это время заботливых приказаний людям о том, как разместить гостей и их вещи. – Графские? – сюда неси, говорила она, указывая на чемоданы и ни с кем не здороваясь. – Барышни, сюда налево. Ну, вы что лебезите! – крикнула она на девок. – Самовар чтобы согреть! – Пополнела, похорошела, – проговорила она, притянув к себе за капор разрумянившуюся с мороза Наташу. – Фу, холодная! Да раздевайся же скорее, – крикнула она на графа, хотевшего подойти к ее руке. – Замерз, небось. Рому к чаю подать! Сонюшка, bonjour, – сказала она Соне, этим французским приветствием оттеняя свое слегка презрительное и ласковое отношение к Соне.

wiki-org.ru

Ford Pinto

Ford Pinto (русск. Форд Пинто) — субкомпактный легковой автомобиль, выпускавшийся компанией Ford Motor Company для покупателей в Северной Америке начиная с 11 сентября 1970 года по 1980 модельный год. Название Pinto означает пегую масть лошади. Первоначально предлагался в варианте двухдверного седана. В следующем году Форд предложил модели хэтчбэка «Runabout» и фургона, конкурировавшие на американском рынке с AMC Gremlin и Chevrolet Vega, также как и импортные машины Фольксвагена, Датсуна и Тойоты. Pinto был популярен, и к январю 1971 года было продано около 100 000 машин.[2] В течение его последнего модельного года Форд построил 68 179 машин.[3]

Вариант под новой торговой маркой, Mercury Bobcat был представлен в 1974 году в Канаде, а с марта 1975 — в США.[4] После окончания своего выпуска как Pinto, так и принадлежащий к более низкому размерному классу импортируемый из Европы Ford Fiesta были полностью заменены переднеприводным Ford Escort.

Репутация Pinto была сильно подпорчена спорами о безопасности конструкции его топливного бака. Отзыв произведённых машин изготовителем в 1978 г. и дальнейшие исследования показали, что по сравнению с другими машинами этого класса, безопасность автомобилей Pinto как минимум такая же или бо́льшая.[5]

История[ | ]

Gremlin X 1971 г., Pinto Runabout 1972 г. и Vega GT 1973 г., фото 2010 г.

Первой волне массового импорта малолитражных легковых автомобилей конца пятидесятых годов, возглавляемой знаменитым «Жуком», местные американские производители противопоставили в своих модельных рядах так называемые «компактные» автомобили, включая Ford Falcon, Chevrolet Corvair и Chevy II, а также Plymouth Valiant. Однако это были всё ещё достаточно крупные — на уровне европейских моделей верхнего-среднего класса — машины, разработанные под «американский стандарт» вместимости — шесть человек на двух сиденьях диванного типа, и снабжённые шестицилиндровыми двигателями достаточно солидного рабочего объема. По сути, они оказались не аналогами европейских малолитражек, а вполне самостоятельным явлением, за пределами США не имеющим прямых аналогов.

Между тем, в середине шестидесятых годов последовала вторая волна «импортов», тесно связанная со структурными изменениями в американском обществе. Массовые продажи малолитражек, число которых полнилось за счёт азиатских производителей — в первую очередь «Тойоты» и «Датсуна», сделали свершившимся фактом появление на североамериканском рынке целого нового сегмента так называемых «субкомпактов» — автомобилей, существенно меньших по размерам, чем собственные американские «компактные», соответствующих типовой европейской малолитражке. Разница, однако, состояла в том, что если в Европе или Японии машина этого класса приобреталась в большинстве случаев в качестве единственного семейного средства передвижения, то в США, где среднестатистический автомобиль ещё в начале 60-х годов имел не менее пяти метров длины и не менее шести цилиндров, их рассматривали как сугубо нишевый продукт, главным образом ориентированный на молодёжную и женскую аудиторию и обычно предназначенный на роль второго-третьего автомобиля в семье.

Корпорация «Форд», европейский филиал которой к тому времени имел большой опыт в разработке и выпуске малолитражных моделей, начала с перехватывающего импорта в США собственной европейской модели Ford Cortina, бывшей бестселлером у себя на родине в Великобритании. Однако этот автомобиль по американским стандартам оказался недостаточно хорош и серьёзного коммерческого успеха так и не снискал. Поэтому было принято решение о разработке собственного американского субкомпактного автомобиля, хотя и с использованием наработок европейского филиала. Этим автомобилем и стал Ford Pinto.

Pinto был представлен 11 сентября 1970, на следующий день после премьеры Chevrolet Vega и через шесть месяцев после того, как на рынок вышел AMC Gremlin. Как Pinto, так и Vega были созданы «с чистого листа», но Pinto использовал отработанные на европейском рынке компоненты силового агрегата и трансмиссии от европейского Ford Escort, в то время, как установленный на Vega уникальный алюминиевый двигатель доставил компании и покупателям немало проблем. Gremlin же из соображений экономии по сути представлял собой сильно укороченный вариант «компакта» AMC Hornet и снабжался его же длинным рядным шестицилиндровым двигателем, что существенно ограничивало размеры задней части его салона.

Жёлтый Ford Pinto самой поздней модели.

Главный исполнительный директор Форда Лидо Энтони «Ли» Якокка желал, чтобы модель 1971 г. весила менее 2 000 фунтов (907 кг) и стоила менее 2 000 долларов.[6] Несмотря на наличие готового решения в виде европейского Ford Escort, команде дизайнеров было поручено разработать внешний вид и интерьер Pinto полностью с нуля. В конечном счёте был во всей его полноте принят проект темы внешнего вида, разработанный Робертом Эйдскуном (Robert Eidschun). Полноразмерные макеты будущего Pinto были закончены в декабре 1968 года, после чего Эйдскун оставил фирму «Форд» и перешёл в корпорацию «Крайслер» на должность руководителя отдела дизайна.

Хотя сегодня решение создать автомобиль с нуля вместо того, чтобы объединить в одном проекте все доступные ресурсы транснациональной корпорации, выглядят необычно, для того времени это была нормальная практика, что обуславливалось выше отмеченными особенностями местного рынка, а также специфическим американским патриотизмом, выражавшемся в недоверии и неприятии корпоративным менеджментом иностранного опыта, пусть даже речь шла о разработках, выполненных собственными заокеанскими филиалами американских корпораций. Точно так же был создан с чистого листа и конкурент «Пинто» от General Motors — Chevrolet Vega, без какого либо использования агрегатов или стилистических тем выпускавшихся европейскими филиалами той же компании Vauxhall Viva и Opel Kadett — причём последняя модель предлагалась в то же самое время дилерской сетью GM в Канаде и дилерами Buick в США с 1967 года. Детройтские автомобилестроители тех лет предпочитал давать на брошенные иностранными конкурентами вызовы «асимметричные ответы» — не копируя их продукцию концептуально, а беря от неё лишь наиболее существенные черты, обуславливающие её привлекательность для аудитории — в данном случае «субкомпактные» габаритные размеры — и на их основе с нуля создавая продукт, в полной мере соответствующий запросам целевого рынка в том виде, в котором их видели менеджеры компании. Также проектировщики, работавшие над продуктами, предназначавшимися для Северной Америки, имели бо́льшую свободу в выборе внешних габаритов и литража двигателей относительно своих японских коллег, которым эти параметры предписывались японскими правительственными постановлениями.

Ряд компромиссов с «континентальной» (европейской) школой автомобилестроения всё же имел место быть. Например, в то время, как чуть ранее представленный Ford Maverick предлагался либо с рядным щестицилиндровым двигателем, либо с V8, и имел в большинстве вариантов комплектации типично-американские два ряда сидений диванного типа, Pinto был укомплектован рядным четырёхцилиндровым двигателем и раздельными передними сиденьями, чтобы в большей степени соответствовать запросам части потенциальной аудитории, привыкшей к иностранным моделям, таким как Volkswagen Beetle, поставлявшийся с 1949 года, Toyota Corolla, представленная в Северной Америке в марте 1968, или незадолго до того появившийся на рынке Datsun 1200.

Однако общая концепция автомобиля была по сравнению с «импортами» совершенно иной. В отличие от европейских и японских аналогов, проектировавшихся изначально в качестве полноценных семейных автомобилей для умеренно комфортабельного размещения четырёх-пяти человек, «Пинто», в соответствии с господствовавшими на момент его разработки в американском автомобилестроении трендами, создавался как спортивно-молодёжная модель для экономных покупателей, с динамичным дизайном, напоминающим уменьшенный вариант более крупного Ford Maverick, приземистым кузовом типа «фастбэк», покатой крышей над задними сиденьями и очень низкой посадкой водителя и пассажиров. Получение наибольшего объёма салона при минимальных внешних габаритах, весьма заботившее европейских и, в особенности, японских инженеров, отнюдь не было в числе приоритетов — по сути машина была двухместной с возможностью при необходимости посадить ещё двоих человек на задний ряд сидений для короткой поездки.

Автомобиль имел несущий кузов и «классическую» компоновку, с продольно расположенным двигателем впереди и приводом на задние колёса через механическую или автоматическую коробки передач. Передняя подвеска автомобиля — независимая пружинная, на двойных поперечных рычагах, задняя — зависимая, с неразрезной балкой моста на листовых рессорах. Рулевое управление — реечного типа. Усилители рулевого управления и тормозов в базовой комплектации отсутствовали и предлагались за отдельную доплату.

Производство[ | ]

Ford представил Pinto с рекламным слоганом Маленькая беззаботная машина и произвёл первую розничную поставку в Северной Америке Чарльзу Дж. Пинто (Charles J. Pinto) из Пинто, штат Мэриленд, за рекордные 25 месяцев от концепта до серии. Поставками Pinto, согласно Cumberland Times-News от 13 сентября 1970, руководил Артур Коуэлл (Arthur Kowell), президент Kowell Ford Inc.

Pinto был представлен как двухдверный седан после того, как при проектировании альтернативных вариантов кузова возникли трудности[7]. Первоначальная цена Pinto начального уровня составляла примерно $1850, что делало Pinto самым дешёвым автомобилем Ford за много лет, со времён бюджетных моделей конца пятидесятых годов, подрывая позиции Chevrolet Vega от GM и непосредственно нацеливаясь на позиции импортируемых моделей, которые продолжали прибавлять конкурентов, таких как Mazda 1200 в 1971 году, Subaru DL в 1972 и Honda Civic в 1973[8]

Pinto производились в Сент-Томасе (St. Thomas), провинция Онтарио, Канада; Эдисоне (Edison), штат Нью-Джерси; и Ричмонде (Richmond), штат Калифорния[9]. С 1976 модельного года наряду с Pinto предлагался переднеприводный Ford Fiesta германского производства, более компактный, но с примерно такого же размера салоном, что делало их по сути альтернативными друг другу моделями, ориентированными на разные части аудитории. Оба автомобиля фактически были заменены моделью Ford Escort в 1981 модельном году.

Продажи «Пинто» начались 11 сентября 1970 года. Изначально он предлагался только в кузове «купе-фастбэк» (фактически — двухдверный седан), с покатой задней стенкой и обычной крышкой багажника.

Хэтчбэк Ford Pinto Runabout 1972 модельного года.

Хетчбэк, отличавшийся полноценной третьей дверью в задке, получил собственное название — Pinto Runabout (в честь одного из самых популярных типов кузова Ford T) и стал доступен для предзаказа лишь 20 февраля 1971 года, после премьеры на Чикагском автошоу[7], а ещё через пять дней — появился в свободной продаже по цене $2 062. Его отличительными чертами были хромированные наружные петли третьей двери и пять декоративных блестящих молдингов на крыше. Задняя дверь снабжалась пневматическими упорами, а в салоне появилось складывающееся заднее сиденье (за отдельные деньги оно стало доступно и на седане). При тех же внешних габаритах, хетчбэк при сложенном заднем сиденье получал багажное отделение объёмом чуть более 1 м³[7]. Изначально стекло задней двери хетчбэка было такого же размера, как и на седане, но к 1972 модельному году оно было существенно увеличено в размерах и теперь занимало практически всю заднюю дверь. Впоследствии появилась цельностеклянная задняя дверца.

Pinto Squire с фальшь-деревянной отделкой.

24 февраля 1972 года был представлен универсал «Пинто»[7]. Он был длиннее седана и хетчбэка — 4 390 мм, и имел багажное отделение объёмом 1,7 м³[7]. Это был первый трёхдверный универсал в модельном ряду «Форда» с самого 1961 года. 2-литровый двигатель и дисковые передние тормоза были стандартным оборудованием, откидывающиеся для вентиляции задние стёкла предлагались за отдельную доплату. Вариант комплектации Pinto Squire включал в себя фальшь-деревянную отделку на боковинах кузова.

Другой вариант комплектации универсала — Pinto Cruising Wagon — предлагался с 1977 по 1980 модельный год. По сути это был развозной фургон с глухими металлическими панелями вместо задних стёкол, но «Форд» позиционировал его в качестве автомобиля для любителей дальних поездок — задняя часть кузова, снабжённая круглыми окошками-«иллюминаторами», служила в качестве спальника.

Для купе и хетчбэка также было доступно несколько «спортивных» пакетов опций, но, в отличие от конкурентов, они сводились лишь к внешнему тюнингу — ничего подобного Cosworth Vega с серьёзно доработанным штатным двигателем или Gremlin X с 304-м V8 «Форд» не предлагал.

Хетчбэк Ford Pinto модели 1980 года.

К 1979 модельному году «Пинто» претерпел первый за свою конвейерную жизнь серьёзный рестайлинг — появились прямоугольные фары, новая решётка радиатора, бампера с пластиковыми «ушами» и более крупные задние фонари. Производство было прекращено после окончания 1980 модельного года.

Двигатели[ | ]

За исключением 1973 и 1980 годов, для Pinto было доступно два силовых агрегата — базовый и доступный за доплату более объёмный и мощный. В первые пять лет выпуска предлагались только рядные четырёхцилиндровые двигатели. Рейтинг мощности двигателей менялся производителем каждый год, как в связи с вносимыми в их конструкцию изменениями, так и ввиду изменения федеральных стандартов.[10]

Особо следует отметить введение в 1974 году 2,3-литрового рядного четырёхцилиндрового двигателя с распредвалом в головке цилиндров. Этот двигатель с модернизациями оставался в производстве до 1997 года. Особенную известность получили его наддувные варианты, ставившиеся на Thunderbird Turbo Coupe середины 80-х годов, Mustang SVO и Merkur XR4Ti.[10]

Первоначально «Пинто» поставлялись в базе с 1600-кубовым мотором выпуска британского филиала компании, а в качестве опционального предлагался германский двигатель объёмом 2000 см³. Двухлитровый двигатель имел двухкамерный карбюратор, аналогичный устанавливавшемуся на Maverick за исключением большего сечения одного из диффузоров. Лёгкий (чуть более 910 кг) автомобиль с ним разгонялся с 0 до 60 миль/ч (96 км/ч) за 10,8 секунд, что для того времени было очень хорошим результатом, особенно для такого скромного рабочего объёма: конкурентный Chevrolet Vega с более крупным 2,3-литровым мотором разгонялся до той же «американской сотни» за 12,2 секунды. С появлением федеральных экологических стандартов Ford посчитал целесообразным отказаться от импорта европейских двигателей, вместо чего стал использовать уже сертифицированные в США местные разработки. Вследствие этого, а также установки соответствующих новым федеральным стандартам безопасности при столкновении массивных «пятимилевых» бамперов, динамические качества автомобиля ощутимо ухудшились.

В 1972 году SAE был изменён метод, используемый для измерения мощности двигателей — вместо показаний, снятых с самого двигателя без навесного оборудования, было предписано указывать значения, полученные непосредственно на ведущих колёсах автомобиля при измерениях на динамометрическом стенде. В результате рейтинг мощности двигателя Pinto объёмом 1,6 л (98 дюймов³), ранее составлявший 75 л. с. (56 kW), упал до 54 л. с. (40 кВт), а для двигателя объёмом 2,0 л (120 дюймов³) — до 100 л. с. (75 кВт) в 1971 году и 86 л. с. (64 kW) в 1972.[11] Фактическая мощность двигателей при этом практически не изменилась.

1971
  • 1,6 л (98 CID) Kent OHV I4 — 75 л. с. (56 кВт) и 130 Н·м
  • 2,0 л (122 CID) EAO SOHC I4 — 100 л. с. (75 кВт)
1972
  • 1,6 л Kent — 54 л. с. (40 кВт)
  • 2,0 л EAO — 86 л. с. (64 кВт)
1973
  • 2,0 л EAO — 86 л. с. (64 кВт)
1974
  • 2,0 л EAO — 86 л. с. (64 кВт)
  • 2,3 л (140 CID) OHC — 90 л. с. (67 кВт)
1975
  • 2,3 л OHC — 83 л. с. (62 кВт)
  • 2,8 л (170 CID) Cologne V6 — 97 л. с. (72 кВт)
1976
  • 2,3 л OHC — 92 л. с. (69 кВт) и 164 Н·м
  • 2,8 л Cologne — 103 л. с. (77 кВт) и 202 Н·м
1977
  • 2,3 л OHC — 89 л .с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л Cologne — 93 л. с. (69 кВт) и 190 Н·м
1978
  • 2,3 л OHC — 88 л. с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л Cologne — 90 л. с. (67 кВт) и 194 Н·м
1979
  • 2,3 л OHC — 88 л. с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л Cologne — 102 л. с. (76 кВт) и 187 Н·м
1980
  • 2,3 л OHC — 88 л. с. (66 кВт) и 161 Н·м

Отзывы и критика[ | ]

Журнал Road & Track раскритиковал достаточно примитивную конструкцию подвески и устаревшие барабанные тормоза, назвав последние «значительным недостатком», но при этом похвалил 1,6-литровый двигатель Kent, взятый от европейских «Фордов». Устанавливавшийся на Chevrolet Vega более крупный 2,3-литровый рядный четырёхцилиндровый двигатель с алюминиевым блоком цилиндров в теории представлял собой более передовую конструкцию, но на практике так никогда и не был доведён до должного уровня надёжности. Тем не менее, авторитетное издание Consumer Reports оценило Pinto модели 1971 года ниже, чем Chevrolet Vega, хотя и выше, чем AMC Gremlin.

В 2004 году журнал Forbes поместил Pinto в свой список худших машин всех времён.[12]

Основываясь на приписываемых Pinto технических проблемах и неудовлетворительной безопасности, журнал Time и Дэн Нейл указали Pinto в своём списке 2008 г. Пятидесяти самых худших машин всех времён.[13]

В 2009 году BusinessWeek поместил Pinto в свой список самых уродливых машин за последние 50 лет.[14]

Дискуссия вокруг топливного бака[ | ]

После сделанных в 1977 году заявлений, что конструкция кузова Pinto допускает поломку заправочной горловины топливного бака[7] и при ударе в заднюю часть кузова в исключительных случаях топливный бак может быть пробит[7], что приведёт к фатальному возгоранию из-за разлива топлива, вокруг Pinto развернулась дискуссия.

Доводы и иски[ | ]

Доводы критиков заключались в том, что у автомобиля недостаточна прочность силовых элементов между задней кузовной панелью и топливным баком, и при ударе сзади топливный бак может быть протолкнут вперёд и пробит выступающими болтами дифференциала[15] — что делает автомобиль менее безопасным по сравнению с конкурентами.

Согласно статье журнала Mother Jones 1977 г., фирма Ford, якобы, будучи осведомлена об этом пороке конструкции, отказалась оплачивать перепроектирование, и решила, что будет дешевле оплачивать возможные иски за смерти, вызванные этим изъяном. Журнал заполучил анализ по критерию стоимость-эффективность, из которого следовало, что фирма Ford сравнивала стоимость ремонта 11 долларов и денежной коменсации за человеческую жизнь — что стало известно как Меморандум Ford Pinto.[13][16][17]

Пример заднего столкновения Pinto, который привёл к иску — катастрофа 1972 г., в которой погибла Лили Грэй (Lilly Gray) и получил тяжёлые ожоги 13-летний Ричард Гримшоу (Richard Grimshaw). Катастрофа привела к судебному прецеденту Гримшоу против компании Ford Motor,[18] в котором Апелляционный суд штата Калифорния четвёртого Апелляционного округа поддержал требование о возмещении ущерба в размере 2,5 миллионов долларов и штрафные выплаты в размере 3,5 миллионов долларов против компании Ford, частично потому, что Ford знала об этом конструктивном дефекте до начала производства, но решила не менять конструкцию.

Отзыв[ | ]

Национальное управление безопасностью движения на трассах (NHTSA) оказало давление на Ford, чтобы фирма отозвала Pinto, мотивируя это протестами общественности и давлением таких групп, как Центр безопасности автомобилей Ральфа Нейдера (Ralph Nader). Сначала NHTSA не ощущало наличия существенных доказательств необходимости отзы́ва по причине инцидентов с возгораниями. 27 случаев гибели людей, приписываемых возгораниям Pinto, совпадает с количеством смертельных случаев, приписываемых проблемам с трансмиссией Pinto, которые привели в общей сложности к 180 смертельным случаям на машинах марки Ford, и в 1974 г. NHTSA постановило, что у Pinto нет недостатков, требующих отзы́ва.[19]

В 1978 г., фирма Ford инициировала отзыв автомобилей Pinto для установки дилерами пластиковых защитных экранов: одного — между топливным баком и болтами дифференциала, другого — для предотвращения контакта между правым задним амортизатором и новой горловиной топливного бака, которая была глубже утоплена в бак и была более устойчива к излому при наезде сзади.[7][20]

Статья Шварца[ | ]

В статье 1991 г. в статье «The Myth of the Ford Pinto Case», для журнала Rutgers Law Review, Гэри Т. Шварц (Gary T. Schwartz)[5] утверждал, что факты против Pinto не ясны.[21][22]

В соответствии с его исследованиями, число погибших при возгораниях Pinto в результате наезда сзади было значительно меньше сотен, упоминавшихся в тогдашних новостных репортажах, и скорее ближе к 27 случаям, занесённым в ограниченную базу данных NHTSA. Исходя из объёмов производства Pinto (было выпущено свыше 2 миллионов), это не является худшим показателем по сравнению с типичными показателями для того времени. Шварц утверждал, что машина была предрасположена к возгоранию не более других автомобилей того времени, что её коэффициенты смертности были ниже, чем сопоставимые параметры импортируемых автомобилей и что предполагаемый как явная улика документ, который истцы привели в качестве примера, демонстрирующего бессердечие фирмы Ford при проектировании Pinto, фактически являлся документом основанным на обязательных постановлениях Национального управления безопасностью движения на трассах о стоимости человеческой жизни — а не документом, содержащим оценку возможной ответственности фирмы Ford за гражданское правонарушение.

Исследование Шварца заявляло:

  • Меморандум Ford Pinto не использовался и не обсуждался внутри фирмы Ford, а прилагался к письму о предлагаемых правилах, отправленному в NHTSA. Когда истцы пытались использовать меморандум в качестве основания требований штрафных выплат, судья, участвующий в рассмотрении дела, постановил, что он не может быть допущен к рассмотрению в подобном качестве (p. 1021, Исследование Шварца).
  • Расположение топливного бака Pinto позади задней оси, рассматривающееся, якобы, как его конструктивный недостаток, было в те времена обычным явлением на американских машинах (p. 1027).
  • Прецедент Апелляционного суда штата Калифорния в те времена не только терпимо относился к пренебрежению безопасностью ради удешевления со стороны производителей, но даже, по всей вероятности, поощрял производителей рассматривать возможность подобной экономии (p. 1037).

Галерея[ | ]

Ford Pinto 1974 г.  

Ford Pinto  

Ford Pinto 1975 г. хэтчбэк  

Ford Pinto 1979 г.  

Ford Pinto, переделанный в ют  

Pinto Pangra  

Mercury Bobcat  

Примечания[ | ]

  1. ↑ Carfolio 1970 Pinto. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  2. ↑ How Stuff Works Pinto. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  3. ↑ building just 68,179 Pintos that year. Архивировано 16 марта 2013 года.
  4. ↑ Mays, James C. Ford and Canada: 100 Years Together (Montréal: Syam Publishing, 2003), p.116.
  5. ↑ 1 2 http://www.pointoflaw.com/articles/The_Myth_of_the_Ford_Pinto_Case.pdfPDF (3.94 MB)
  6. ↑ [1](недоступная ссылка)
  7. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 Birth of the Ford Pinto. Howstuffworks.com. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  8. ↑ (1970-08-26) «Quart in a Pinto». The Motor (magazine) 3558: pages 26–27.
  9. ↑ Smith, Charles. Lofty ambition / Developer revs up former Ford factory in Richmond for real live-work spaces, The San Francisco Chronicle (March 25, 2006).
  10. ↑ 1 2 Gunnell, John A. and Lenzke, James T. Standard Catalog of Ford Cars, 1903-1990. — Krause Publications, 1995. — ISBN 0-87341-140-4.
  11. ↑ HowStuffWorks "The Birth of the Ford Pinto". Архивировано 3 апреля 2012 года.
  12. ↑ The worst cars of all time. Forbes, Dan Lienert 1/27/2004. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  13. ↑ 1 2 1971 Ford Pinto - The 50 Worst Cars of All Time, Time (September 7, 2007).
  14. ↑ Ugliest Cars of the Past 50 Years. Business Week, Damian Joseph, October 30, 2009. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  15. ↑ The Ford Pinto Case. — State University of New York Press, Douglas Birsch and John Fielder, 1994, page 3.
  16. ↑ Mark Dowie. Pinto Madness. Mother Jones, (September/October, 1977). Архивировано 3 апреля 2012 года.
  17. ↑ "Fatalities Associated With Crash Induced Fuel Leakage and Fires," by E.S. Grush and C.S. Saundy, Environmental and Safety Engineering.
  18. ↑ Grimshaw v. Ford Motor Co.. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  19. ↑ Pinto "Madness," a Flawed Landmark Narrative: An Organizational and Network Analysis, M T Lee and M D Ermann, Social Problems, Vol 46, No 1 Feb 1999
  20. ↑ NHTSA Recalls for the 1975 Ford Pinto. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  21. ↑ At the Toyota Hearing, Remembering the Pinto. The New York Times, JIM MOTAVALLI, Feb 25, 2010. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  22. ↑ Cursed Cars: The Ford Pinto. Minneapolis Cars Examiner, Examiner.com, October 29th, Nathan Hook. Архивировано 3 апреля 2012 года.

amec.ru-wiki.ru

Ford Pinto

Ford Pinto (русск. Форд Пинто) — субкомпактный легковой автомобиль, выпускавшийся компанией Ford Motor Company для покупателей в Северной Америке начиная с 11 сентября 1970 года по 1980 модельный год. Название Pinto означает пегую масть лошади. Первоначально предлагался в варианте двухдверного седана. В следующем году Форд предложил модели хэтчбэка «Runabout» и фургона, конкурировавшие на американском рынке с AMC Gremlin и Chevrolet Vega, также как и импортные машины Фольксвагена, Датсуна и Тойоты. Pinto был популярен, и к январю 1971 года было продано около 100 000 машин.[2] В течение его последнего модельного года Форд построил 68 179 машин.[3]

Вариант под новой торговой маркой, Mercury Bobcat был представлен в 1974 году в Канаде, а с марта 1975 — в США.[4] После окончания своего выпуска как Pinto, так и принадлежащий к более низкому размерному классу импортируемый из Европы Ford Fiesta были полностью заменены переднеприводным Ford Escort.

Репутация Pinto была сильно подпорчена спорами о безопасности конструкции его топливного бака. Отзыв произведённых машин изготовителем в 1978 г. и дальнейшие исследования показали, что по сравнению с другими машинами этого класса, безопасность автомобилей Pinto как минимум такая же или бо́льшая.[5]

История[ | ]

Gremlin X 1971 г., Pinto Runabout 1972 г. и Vega GT 1973 г., фото 2010 г.

Первой волне массового импорта малолитражных легковых автомобилей конца пятидесятых годов, возглавляемой знаменитым «Жуком», местные американские производители противопоставили в своих модельных рядах так называемые «компактные» автомобили, включая Ford Falcon, Chevrolet Corvair и Chevy II, а также Plymouth Valiant. Однако это были всё ещё достаточно крупные — на уровне европейских моделей верхнего-среднего класса — машины, разработанные под «американский стандарт» вместимости — шесть человек на двух сиденьях диванного типа, и снабжённые шестицилиндровыми двигателями достаточно солидного рабочего объема. По сути, они оказались не аналогами европейских малолитражек, а вполне самостоятельным явлением, за пределами США не имеющим прямых аналогов.

Между тем, в середине шестидесятых годов последовала вторая волна «импортов», тесно связанная со структурными изменениями в американском обществе. Массовые продажи малолитражек, число которых полнилось за счёт азиатских производителей — в первую очередь «Тойоты» и «Датсуна», сделали свершившимся фактом появление на североамериканском рынке целого нового сегмента так называемых «субкомпактов» — автомобилей, существенно меньших по размерам, чем собственные американские «компактные», соответствующих типовой европейской малолитражке. Разница, однако, состояла в том, что если в Европе или Японии машина этого класса приобреталась в большинстве случаев в качестве единственного семейного средства передвижения, то в США, где среднестатистический автомобиль ещё в начале 60-х годов имел не менее пяти метров длины и не менее шести цилиндров, их рассматривали как сугубо нишевый продукт, главным образом ориентированный на молодёжную и женскую аудиторию и обычно предназначенный на роль второго-третьего автомобиля в семье.

Корпорация «Форд», европейский филиал которой к тому времени имел большой опыт в разработке и выпуске малолитражных моделей, начала с перехватывающего импорта в США собственной европейской модели Ford Cortina, бывшей бестселлером у себя на родине в Великобритании. Однако этот автомобиль по американским стандартам оказался недостаточно хорош и серьёзного коммерческого успеха так и не снискал. Поэтому было принято решение о разработке собственного американского субкомпактного автомобиля, хотя и с использованием наработок европейского филиала. Этим автомобилем и стал Ford Pinto.

Pinto был представлен 11 сентября 1970, на следующий день после премьеры Chevrolet Vega и через шесть месяцев после того, как на рынок вышел AMC Gremlin. Как Pinto, так и Vega были созданы «с чистого листа», но Pinto использовал отработанные на европейском рынке компоненты силового агрегата и трансмиссии от европейского Ford Escort, в то время, как установленный на Vega уникальный алюминиевый двигатель доставил компании и покупателям немало проблем. Gremlin же из соображений экономии по сути представлял собой сильно укороченный вариант «компакта» AMC Hornet и снабжался его же длинным рядным шестицилиндровым двигателем, что существенно ограничивало размеры задней части его салона.

Жёлтый Ford Pinto самой поздней модели.

Главный исполнительный директор Форда Лидо Энтони «Ли» Якокка желал, чтобы модель 1971 г. весила менее 2 000 фунтов (907 кг) и стоила менее 2 000 долларов.[6] Несмотря на наличие готового решения в виде европейского Ford Escort, команде дизайнеров было поручено разработать внешний вид и интерьер Pinto полностью с нуля. В конечном счёте был во всей его полноте принят проект темы внешнего вида, разработанный Робертом Эйдскуном (Robert Eidschun). Полноразмерные макеты будущего Pinto были закончены в декабре 1968 года, после чего Эйдскун оставил фирму «Форд» и перешёл в корпорацию «Крайслер» на должность руководителя отдела дизайна.

Хотя сегодня решение создать автомобиль с нуля вместо того, чтобы объединить в одном проекте все доступные ресурсы транснациональной корпорации, выглядят необычно, для того времени это была нормальная практика, что обуславливалось выше отмеченными особенностями местного рынка, а также специфическим американским патриотизмом, выражавшемся в недоверии и неприятии корпоративным менеджментом иностранного опыта, пусть даже речь шла о разработках, выполненных собственными заокеанскими филиалами американских корпораций. Точно так же был создан с чистого листа и конкурент «Пинто» от General Motors — Chevrolet Vega, без какого либо использования агрегатов или стилистических тем выпускавшихся европейскими филиалами той же компании Vauxhall Viva и Opel Kadett — причём последняя модель предлагалась в то же самое время дилерской сетью GM в Канаде и дилерами Buick в США с 1967 года. Детройтские автомобилестроители тех лет предпочитал давать на брошенные иностранными конкурентами вызовы «асимметричные ответы» — не копируя их продукцию концептуально, а беря от неё лишь наиболее существенные черты, обуславливающие её привлекательность для аудитории — в данном случае «субкомпактные» габаритные размеры — и на их основе с нуля создавая продукт, в полной мере соответствующий запросам целевого рынка в том виде, в котором их видели менеджеры компании. Также проектировщики, работавшие над продуктами, предназначавшимися для Северной Америки, имели бо́льшую свободу в выборе внешних габаритов и литража двигателей относительно своих японских коллег, которым эти параметры предписывались японскими правительственными постановлениями.

Ряд компромиссов с «континентальной» (европейской) школой автомобилестроения всё же имел место быть. Например, в то время, как чуть ранее представленный Ford Maverick предлагался либо с рядным щестицилиндровым двигателем, либо с V8, и имел в большинстве вариантов комплектации типично-американские два ряда сидений диванного типа, Pinto был укомплектован рядным четырёхцилиндровым двигателем и раздельными передними сиденьями, чтобы в большей степени соответствовать запросам части потенциальной аудитории, привыкшей к иностранным моделям, таким как Volkswagen Beetle, поставлявшийся с 1949 года, Toyota Corolla, представленная в Северной Америке в марте 1968, или незадолго до того появившийся на рынке Datsun 1200.

Однако общая концепция автомобиля была по сравнению с «импортами» совершенно иной. В отличие от европейских и японских аналогов, проектировавшихся изначально в качестве полноценных семейных автомобилей для умеренно комфортабельного размещения четырёх-пяти человек, «Пинто», в соответствии с господствовавшими на момент его разработки в американском автомобилестроении трендами, создавался как спортивно-молодёжная модель для экономных покупателей, с динамичным дизайном, напоминающим уменьшенный вариант более крупного Ford Maverick, приземистым кузовом типа «фастбэк», покатой крышей над задними сиденьями и очень низкой посадкой водителя и пассажиров. Получение наибольшего объёма салона при минимальных внешних габаритах, весьма заботившее европейских и, в особенности, японских инженеров, отнюдь не было в числе приоритетов — по сути машина была двухместной с возможностью при необходимости посадить ещё двоих человек на задний ряд сидений для короткой поездки.

Автомобиль имел несущий кузов и «классическую» компоновку, с продольно расположенным двигателем впереди и приводом на задние колёса через механическую или автоматическую коробки передач. Передняя подвеска автомобиля — независимая пружинная, на двойных поперечных рычагах, задняя — зависимая, с неразрезной балкой моста на листовых рессорах. Рулевое управление — реечного типа. Усилители рулевого управления и тормозов в базовой комплектации отсутствовали и предлагались за отдельную доплату.

Производство[ | ]

Ford представил Pinto с рекламным слоганом Маленькая беззаботная машина и произвёл первую розничную поставку в Северной Америке Чарльзу Дж. Пинто (Charles J. Pinto) из Пинто, штат Мэриленд, за рекордные 25 месяцев от концепта до серии. Поставками Pinto, согласно Cumberland Times-News от 13 сентября 1970, руководил Артур Коуэлл (Arthur Kowell), президент Kowell Ford Inc.

Pinto был представлен как двухдверный седан после того, как при проектировании альтернативных вариантов кузова возникли трудности[7]. Первоначальная цена Pinto начального уровня составляла примерно $1850, что делало Pinto самым дешёвым автомобилем Ford за много лет, со времён бюджетных моделей конца пятидесятых годов, подрывая позиции Chevrolet Vega от GM и непосредственно нацеливаясь на позиции импортируемых моделей, которые продолжали прибавлять конкурентов, таких как Mazda 1200 в 1971 году, Subaru DL в 1972 и Honda Civic в 1973[8]

Pinto производились в Сент-Томасе (St. Thomas), провинция Онтарио, Канада; Эдисоне (Edison), штат Нью-Джерси; и Ричмонде (Richmond), штат Калифорния[9]. С 1976 модельного года наряду с Pinto предлагался переднеприводный Ford Fiesta германского производства, более компактный, но с примерно такого же размера салоном, что делало их по сути альтернативными друг другу моделями, ориентированными на разные части аудитории. Оба автомобиля фактически были заменены моделью Ford Escort в 1981 модельном году.

Продажи «Пинто» начались 11 сентября 1970 года. Изначально он предлагался только в кузове «купе-фастбэк» (фактически — двухдверный седан), с покатой задней стенкой и обычной крышкой багажника.

Хэтчбэк Ford Pinto Runabout 1972 модельного года.

Хетчбэк, отличавшийся полноценной третьей дверью в задке, получил собственное название — Pinto Runabout (в честь одного из самых популярных типов кузова Ford T) и стал доступен для предзаказа лишь 20 февраля 1971 года, после премьеры на Чикагском автошоу[7], а ещё через пять дней — появился в свободной продаже по цене $2 062. Его отличительными чертами были хромированные наружные петли третьей двери и пять декоративных блестящих молдингов на крыше. Задняя дверь снабжалась пневматическими упорами, а в салоне появилось складывающееся заднее сиденье (за отдельные деньги оно стало доступно и на седане). При тех же внешних габаритах, хетчбэк при сложенном заднем сиденье получал багажное отделение объёмом чуть более 1 м³[7]. Изначально стекло задней двери хетчбэка было такого же размера, как и на седане, но к 1972 модельному году оно было существенно увеличено в размерах и теперь занимало практически всю заднюю дверь. Впоследствии появилась цельностеклянная задняя дверца.

Pinto Squire с фальшь-деревянной отделкой.

24 февраля 1972 года был представлен универсал «Пинто»[7]. Он был длиннее седана и хетчбэка — 4 390 мм, и имел багажное отделение объёмом 1,7 м³[7]. Это был первый трёхдверный универсал в модельном ряду «Форда» с самого 1961 года. 2-литровый двигатель и дисковые передние тормоза были стандартным оборудованием, откидывающиеся для вентиляции задние стёкла предлагались за отдельную доплату. Вариант комплектации Pinto Squire включал в себя фальшь-деревянную отделку на боковинах кузова.

Другой вариант комплектации универсала — Pinto Cruising Wagon — предлагался с 1977 по 1980 модельный год. По сути это был развозной фургон с глухими металлическими панелями вместо задних стёкол, но «Форд» позиционировал его в качестве автомобиля для любителей дальних поездок — задняя часть кузова, снабжённая круглыми окошками-«иллюминаторами», служила в качестве спальника.

Для купе и хетчбэка также было доступно несколько «спортивных» пакетов опций, но, в отличие от конкурентов, они сводились лишь к внешнему тюнингу — ничего подобного Cosworth Vega с серьёзно доработанным штатным двигателем или Gremlin X с 304-м V8 «Форд» не предлагал.

Хетчбэк Ford Pinto модели 1980 года.

К 1979 модельному году «Пинто» претерпел первый за свою конвейерную жизнь серьёзный рестайлинг — появились прямоугольные фары, новая решётка радиатора, бампера с пластиковыми «ушами» и более крупные задние фонари. Производство было прекращено после окончания 1980 модельного года.

Двигатели[ | ]

За исключением 1973 и 1980 годов, для Pinto было доступно два силовых агрегата — базовый и доступный за доплату более объёмный и мощный. В первые пять лет выпуска предлагались только рядные четырёхцилиндровые двигатели. Рейтинг мощности двигателей менялся производителем каждый год, как в связи с вносимыми в их конструкцию изменениями, так и ввиду изменения федеральных стандартов.[10]

Особо следует отметить введение в 1974 году 2,3-литрового рядного четырёхцилиндрового двигателя с распредвалом в головке цилиндров. Этот двигатель с модернизациями оставался в производстве до 1997 года. Особенную известность получили его наддувные варианты, ставившиеся на Thunderbird Turbo Coupe середины 80-х годов, Mustang SVO и Merkur XR4Ti.[10]

Первоначально «Пинто» поставлялись в базе с 1600-кубовым мотором выпуска британского филиала компании, а в качестве опционального предлагался германский двигатель объёмом 2000 см³. Двухлитровый двигатель имел двухкамерный карбюратор, аналогичный устанавливавшемуся на Maverick за исключением большего сечения одного из диффузоров. Лёгкий (чуть более 910 кг) автомобиль с ним разгонялся с 0 до 60 миль/ч (96 км/ч) за 10,8 секунд, что для того времени было очень хорошим результатом, особенно для такого скромного рабочего объёма: конкурентный Chevrolet Vega с более крупным 2,3-литровым мотором разгонялся до той же «американской сотни» за 12,2 секунды. С появлением федеральных экологических стандартов Ford посчитал целесообразным отказаться от импорта европейских двигателей, вместо чего стал использовать уже сертифицированные в США местные разработки. Вследствие этого, а также установки соответствующих новым федеральным стандартам безопасности при столкновении массивных «пятимилевых» бамперов, динамические качества автомобиля ощутимо ухудшились.

В 1972 году SAE был изменён метод, используемый для измерения мощности двигателей — вместо показаний, снятых с самого двигателя без навесного оборудования, было предписано указывать значения, полученные непосредственно на ведущих колёсах автомобиля при измерениях на динамометрическом стенде. В результате рейтинг мощности двигателя Pinto объёмом 1,6 л (98 дюймов³), ранее составлявший 75 л. с. (56 kW), упал до 54 л. с. (40 кВт), а для двигателя объёмом 2,0 л (120 дюймов³) — до 100 л. с. (75 кВт) в 1971 году и 86 л. с. (64 kW) в 1972.[11] Фактическая мощность двигателей при этом практически не изменилась.

1971
  • 1,6 л (98 CID) Kent OHV I4 — 75 л. с. (56 кВт) и 130 Н·м
  • 2,0 л (122 CID) EAO SOHC I4 — 100 л. с. (75 кВт)
1972
  • 1,6 л Kent — 54 л. с. (40 кВт)
  • 2,0 л EAO — 86 л. с. (64 кВт)
1973
  • 2,0 л EAO — 86 л. с. (64 кВт)
1974
  • 2,0 л EAO — 86 л. с. (64 кВт)
  • 2,3 л (140 CID) OHC — 90 л. с. (67 кВт)
1975
  • 2,3 л OHC — 83 л. с. (62 кВт)
  • 2,8 л (170 CID) Cologne V6 — 97 л. с. (72 кВт)
1976
  • 2,3 л OHC — 92 л. с. (69 кВт) и 164 Н·м
  • 2,8 л Cologne — 103 л. с. (77 кВт) и 202 Н·м
1977
  • 2,3 л OHC — 89 л .с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л Cologne — 93 л. с. (69 кВт) и 190 Н·м
1978
  • 2,3 л OHC — 88 л. с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л Cologne — 90 л. с. (67 кВт) и 194 Н·м
1979
  • 2,3 л OHC — 88 л. с. (66 кВт) и 160 Н·м
  • 2,8 л Cologne — 102 л. с. (76 кВт) и 187 Н·м
1980
  • 2,3 л OHC — 88 л. с. (66 кВт) и 161 Н·м

Отзывы и критика[ | ]

Журнал Road & Track раскритиковал достаточно примитивную конструкцию подвески и устаревшие барабанные тормоза, назвав последние «значительным недостатком», но при этом похвалил 1,6-литровый двигатель Kent, взятый от европейских «Фордов». Устанавливавшийся на Chevrolet Vega более крупный 2,3-литровый рядный четырёхцилиндровый двигатель с алюминиевым блоком цилиндров в теории представлял собой более передовую конструкцию, но на практике так никогда и не был доведён до должного уровня надёжности. Тем не менее, авторитетное издание Consumer Reports оценило Pinto модели 1971 года ниже, чем Chevrolet Vega, хотя и выше, чем AMC Gremlin.

В 2004 году журнал Forbes поместил Pinto в свой список худших машин всех времён.[12]

Основываясь на приписываемых Pinto технических проблемах и неудовлетворительной безопасности, журнал Time и Дэн Нейл указали Pinto в своём списке 2008 г. Пятидесяти самых худших машин всех времён.[13]

В 2009 году BusinessWeek поместил Pinto в свой список самых уродливых машин за последние 50 лет.[14]

Дискуссия вокруг топливного бака[ | ]

После сделанных в 1977 году заявлений, что конструкция кузова Pinto допускает поломку заправочной горловины топливного бака[7] и при ударе в заднюю часть кузова в исключительных случаях топливный бак может быть пробит[7], что приведёт к фатальному возгоранию из-за разлива топлива, вокруг Pinto развернулась дискуссия.

Доводы и иски[ | ]

Доводы критиков заключались в том, что у автомобиля недостаточна прочность силовых элементов между задней кузовной панелью и топливным баком, и при ударе сзади топливный бак может быть протолкнут вперёд и пробит выступающими болтами дифференциала[15] — что делает автомобиль менее безопасным по сравнению с конкурентами.

Согласно статье журнала Mother Jones 1977 г., фирма Ford, якобы, будучи осведомлена об этом пороке конструкции, отказалась оплачивать перепроектирование, и решила, что будет дешевле оплачивать возможные иски за смерти, вызванные этим изъяном. Журнал заполучил анализ по критерию стоимость-эффективность, из которого следовало, что фирма Ford сравнивала стоимость ремонта 11 долларов и денежной коменсации за человеческую жизнь — что стало известно как Меморандум Ford Pinto.[13][16][17]

Пример заднего столкновения Pinto, который привёл к иску — катастрофа 1972 г., в которой погибла Лили Грэй (Lilly Gray) и получил тяжёлые ожоги 13-летний Ричард Гримшоу (Richard Grimshaw). Катастрофа привела к судебному прецеденту Гримшоу против компании Ford Motor,[18] в котором Апелляционный суд штата Калифорния четвёртого Апелляционного округа поддержал требование о возмещении ущерба в размере 2,5 миллионов долларов и штрафные выплаты в размере 3,5 миллионов долларов против компании Ford, частично потому, что Ford знала об этом конструктивном дефекте до начала производства, но решила не менять конструкцию.

Отзыв[ | ]

Национальное управление безопасностью движения на трассах (NHTSA) оказало давление на Ford, чтобы фирма отозвала Pinto, мотивируя это протестами общественности и давлением таких групп, как Центр безопасности автомобилей Ральфа Нейдера (Ralph Nader). Сначала NHTSA не ощущало наличия существенных доказательств необходимости отзы́ва по причине инцидентов с возгораниями. 27 случаев гибели людей, приписываемых возгораниям Pinto, совпадает с количеством смертельных случаев, приписываемых проблемам с трансмиссией Pinto, которые привели в общей сложности к 180 смертельным случаям на машинах марки Ford, и в 1974 г. NHTSA постановило, что у Pinto нет недостатков, требующих отзы́ва.[19]

В 1978 г., фирма Ford инициировала отзыв автомобилей Pinto для установки дилерами пластиковых защитных экранов: одного — между топливным баком и болтами дифференциала, другого — для предотвращения контакта между правым задним амортизатором и новой горловиной топливного бака, которая была глубже утоплена в бак и была более устойчива к излому при наезде сзади.[7][20]

Статья Шварца[ | ]

В статье 1991 г. в статье «The Myth of the Ford Pinto Case», для журнала Rutgers Law Review, Гэри Т. Шварц (Gary T. Schwartz)[5] утверждал, что факты против Pinto не ясны.[21][22]

В соответствии с его исследованиями, число погибших при возгораниях Pinto в результате наезда сзади было значительно меньше сотен, упоминавшихся в тогдашних новостных репортажах, и скорее ближе к 27 случаям, занесённым в ограниченную базу данных NHTSA. Исходя из объёмов производства Pinto (было выпущено свыше 2 миллионов), это не является худшим показателем по сравнению с типичными показателями для того времени. Шварц утверждал, что машина была предрасположена к возгоранию не более других автомобилей того времени, что её коэффициенты смертности были ниже, чем сопоставимые параметры импортируемых автомобилей и что предполагаемый как явная улика документ, который истцы привели в качестве примера, демонстрирующего бессердечие фирмы Ford при проектировании Pinto, фактически являлся документом основанным на обязательных постановлениях Национального управления безопасностью движения на трассах о стоимости человеческой жизни — а не документом, содержащим оценку возможной ответственности фирмы Ford за гражданское правонарушение.

Исследование Шварца заявляло:

  • Меморандум Ford Pinto не использовался и не обсуждался внутри фирмы Ford, а прилагался к письму о предлагаемых правилах, отправленному в NHTSA. Когда истцы пытались использовать меморандум в качестве основания требований штрафных выплат, судья, участвующий в рассмотрении дела, постановил, что он не может быть допущен к рассмотрению в подобном качестве (p. 1021, Исследование Шварца).
  • Расположение топливного бака Pinto позади задней оси, рассматривающееся, якобы, как его конструктивный недостаток, было в те времена обычным явлением на американских машинах (p. 1027).
  • Прецедент Апелляционного суда штата Калифорния в те времена не только терпимо относился к пренебрежению безопасностью ради удешевления со стороны производителей, но даже, по всей вероятности, поощрял производителей рассматривать возможность подобной экономии (p. 1037).

Галерея[ | ]

Ford Pinto 1974 г.  

Ford Pinto  

Ford Pinto 1975 г. хэтчбэк  

Ford Pinto 1979 г.  

Ford Pinto, переделанный в ют  

Pinto Pangra  

Mercury Bobcat  

Примечания[ | ]

  1. ↑ Carfolio 1970 Pinto. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  2. ↑ How Stuff Works Pinto. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  3. ↑ building just 68,179 Pintos that year. Архивировано 16 марта 2013 года.
  4. ↑ Mays, James C. Ford and Canada: 100 Years Together (Montréal: Syam Publishing, 2003), p.116.
  5. ↑ 1 2 http://www.pointoflaw.com/articles/The_Myth_of_the_Ford_Pinto_Case.pdfPDF (3.94 MB)
  6. ↑ [1](недоступная ссылка)
  7. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 Birth of the Ford Pinto. Howstuffworks.com. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  8. ↑ (1970-08-26) «Quart in a Pinto». The Motor (magazine) 3558: pages 26–27.
  9. ↑ Smith, Charles. Lofty ambition / Developer revs up former Ford factory in Richmond for real live-work spaces, The San Francisco Chronicle (March 25, 2006).
  10. ↑ 1 2 Gunnell, John A. and Lenzke, James T. Standard Catalog of Ford Cars, 1903-1990. — Krause Publications, 1995. — ISBN 0-87341-140-4.
  11. ↑ HowStuffWorks "The Birth of the Ford Pinto". Архивировано 3 апреля 2012 года.
  12. ↑ The worst cars of all time. Forbes, Dan Lienert 1/27/2004. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  13. ↑ 1 2 1971 Ford Pinto - The 50 Worst Cars of All Time, Time (September 7, 2007).
  14. ↑ Ugliest Cars of the Past 50 Years. Business Week, Damian Joseph, October 30, 2009. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  15. ↑ The Ford Pinto Case. — State University of New York Press, Douglas Birsch and John Fielder, 1994, page 3.
  16. ↑ Mark Dowie. Pinto Madness. Mother Jones, (September/October, 1977). Архивировано 3 апреля 2012 года.
  17. ↑ "Fatalities Associated With Crash Induced Fuel Leakage and Fires," by E.S. Grush and C.S. Saundy, Environmental and Safety Engineering.
  18. ↑ Grimshaw v. Ford Motor Co.. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  19. ↑ Pinto "Madness," a Flawed Landmark Narrative: An Organizational and Network Analysis, M T Lee and M D Ermann, Social Problems, Vol 46, No 1 Feb 1999
  20. ↑ NHTSA Recalls for the 1975 Ford Pinto. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  21. ↑ At the Toyota Hearing, Remembering the Pinto. The New York Times, JIM MOTAVALLI, Feb 25, 2010. Архивировано 3 апреля 2012 года.
  22. ↑ Cursed Cars: The Ford Pinto. Minneapolis Cars Examiner, Examiner.com, October 29th, Nathan Hook. Архивировано 3 апреля 2012 года.

241.ru-wiki.ru


Смотрите также